3 декабря, 2019

Военные и невоенные аспекты арктической политики Кремля

AP/Scanpix
Paкетно-пушечный комплекс Панцирь-С1.
Paкетно-пушечный комплекс Панцирь-С1.

Арктика, по сравнению с другими регионами, считалась областью с невысокой вероятностью военного конфликта.

Это создавало потенциал межгосударственного сотрудничества в направлении научных исследований, совместной разработки энергетических ресурсов, защиты прав коренного населения, что и было длительный период ключевыми темами обсуждений на межправительственном форуме «Арктический совет». Однако по мере интенсификации научных обоснований резкого отступления полярных льдов в результате изменений климата, а также реального увеличения времени на протяжении года для навигации через Северный морской путь, отрицать возрастание геополитической напряженности в регионе становится все сложнее.

По оценкам ученных, Арктика продолжает нагреваться приблизительно в два раза быстрее, чем в среднем по миру, и к 2030 году в летний период регион будет практически лишен льда. Великолепным индикатором таких изменений является публикация странами официальных документов относительно арктической политики. Общая тенденция – стремление указать на свои интересы в Арктическом регионе, в дальнейшем – готовность их отстаивать как на международных платформах, так и военным путем. Более того, арктические документы опубликовали даже страны-члены ЕС, такие как Нидерланды, Германия и Великобритания, несмотря на то, что политику по отношению к Арктике разрабатывает и Европейский Союз. А в ноябре правительство Эстонии одобрило предложение МИД подать заявку на получение статуса страны-наблюдателя в Арктическом совете, поскольку на нее, как на самую северную неарктическую страну, влияют геополитические изменения в регионе.

Пока риск возникновения военного конфликта в Арктике все еще считается достаточно низким, однако процессы милитаризации региона и интенсификации проведения военных учений создают почву для вероятного проецирования конфликтных ситуаций и военных действий на Севере. В том числе тех, которые будут распространятся из-за конфликтов или инцидентов на море или в воздухе в других точках мира. Более того, Арктику уже нельзя назвать регионом «вне политики». Сеть мировых кризисных событий влияла на регион все годы после окончания «холодной войны».

Основными нарушителями спокойствия в глазах Запада в Арктике являются Россия и Китай. И наоборот, РФ, которая видит в Севере жизненно-важный регион, винит Запад в постоянных провокациях, и, соответственно этим в Кремле объясняют необходимость милитаризации вдоль российских границ. Если во время холодной войны Северный театр представлял стратегическое значение, то в современных реалиях к этому аспекту добавляется еще и коммерческое значение региона.

Пока основное внимание СМИ было сфокусировано на российском участии в военной операции в Сирии, не менее важные события происходят в Арктике. В частности, это касается перманентного увеличения Россией своего присутствия в регионе, как в гражданской, так и в военной сферах. А недавняя российская активность в Арктике доказывает, что эти направления могут объединяться для достижения поставленных целей, и в дальнейшем будут далее размываться.

На военном уровне в августе российским Министерством обороны было анонсировано, что Объединенное стратегическое командование Северный флот, предназначенное для комплексного обеспечения безопасности Арктического региона России и единого управления военными силами и средствами в зоне от Мурманска до Анадыря, получит статус отдельной военно-административной единицы, приравнивающий его к военным округам. Эта единица должна взять на себя военно-стратегическую ответственность за Архангельскую область, республику Коми, Мурманскую область, Ненецкий автономный округ.

Можно полагать, что одной из основных целей такой реорганизации является увеличение военно-политического веса в Арктике, в дополнении к уже осуществленным мероприятиям – строительства военной базы Арктический трилистник, усиления противоракетных и зенитных возможностей зенитным ракетно-пушечным комплексом Панцирь-С1, перевооружение ракетными системами противовоздушной обороны С-400 «Триумф, увеличение авиационной мощи на базах Крайнего Севера.

В частности, по информации российских СМИ, полк ПВО Северного флота ВМФ РФ, оснащенный зенитными ракетными комплексами С-400, в сентябре заступил на боевое дежурство на Новой Земле для охраны воздушного пространства. Прежде там стояли на вооружении системы противовоздушной обороны С-300, и с новыми системами зона контролируемого РФ воздушного пространства в Арктике будет увеличена.

Продолжается наращивание возможностей ледокольного флота, который может использоваться как для коммерческих целей, так и для логистического обеспечения военных потребностей и гибридных операций в Северном ледовитом океане. Построенный в интересах «Росатома» головной универсальный ледокол «Арктика» проекта 22220 планируют сдать в эксплуатацию не позднее мая 2020 года, как сообщил заместитель генерального директора госкорпорации «Росатом» и глава дирекции Северного морского пути Вячеслав Рукша. В октябре на корабле началась управляемая цепная ядерная реакция и вывод реактора на минимальный уровень мощности. В данный момент на Балтийском судостроительном заводе строится три атомных ледокола проекта 22220. По информации главы дирекции Северного морского пути, для выполнения поставленных задач в Арктике недостаточно такого количества ледоколов, поэтому было принято решение увеличить партию еще на два корабля.

Практика масштабных военных учений российских вооруженных сил также была перенесена в Арктику. Проведенные РФ военные учения в Северной Атлантике были названы крупнейшими со времен Холодной войны, и стали объектом пристального внимания как для НАТО, так и для стран Северной Европы. В учениях были задействованы 10 подводных лодок, 8 из них – атомные. Норвежские военные считают, что цель российских подводных лодок – максимально продвинуться в западную часть акватории Атлантического океана и изучить механизмы реагирования стран Североатлантического альянса.

30 октября Министерство обороны РФ отчиталось про проведение ракетных стрельб, при которых атомная подводная лодка «Князь Владимир», спущенная на воду в 2017 году, впервые испытала межконтинентальную баллистическую ракету «Булава» с подводного положения в акватории Белого моря.

Помимо традиционных военных учений, с недавнего времени Россией отрабатывается применение в Арктике групп специального назначения, в том числе с вероятностью их применения без распознавательных знаков, как это было в Крыму в 2014 году. Норвежское издание Aldrimer сообщило о выявлении спецподразделений РФ на острове Шпицберген. В рамках спецоперации военные, переодетые в гражданское, высадились на остров для проведения разведки. Журналисты утверждают о достоверности таких данных, и ссылаются на их документальное подтверждение не только национальной разведкой, но и разведкой США. Более того, сотрудники чеченского спецназа сами выкладывали в социальные сети фото с датами и геолокацией. Это доказывает, что бойцы этого формирования работают в Арктике, в том числе в норвежской ее части. Следует уточнить, что Шпицберген, по условиям договора от 1920 года, может использоваться РФ для экономической деятельности, но никак не в военных целях.

Эту операцию связывали с учениями Северного флота, которые проходили в Арктике. Со стороны МИД РФ последовало заявление, что статья издания про действия российского спецназа в Арктике является фейком и провокацией. Хотя присутствие чеченских спецназвоцев в Арктике не секрет. В 2018 году Рамзан Кадыров сам сообщил о проведенных в Мурманске и на Земле Франца-Иосифа учениях. Но о своих бойцах на норвежской территории глава Чечни не упоминал. В дальнейшем проведение Кремлем подобных демонстративных мероприятий на архипелаге могут сильно осложнить российско-норвежские отношения, и создать еще одну зону напряженности.

В последнее время прослеживаются попытки Росси доказать, что налаживанию ею отношений между Норвегией и Данией препятствуют США, с целью подорвать возможности России по добыче и непрерывной поставке энергоресурсов в Европу. Однако какими бы ни были разговоры о дружбе между РФ и Данией, не стоит забывать о заявках в ООН. Ведь на постоянной основе продолжается деятельность Москвы в научной сфере, с целью доказать принадлежность России большей части арктического шельфа.

В частности, на заседании Морской коллегии при правительстве в Санкт-Петербурге в октябре вице-премьер Юрий Борисов заявил, что Минобороны получило новые доказательства принадлежности шельфа Северного Ледовитого океана России. По словам чиновника, их рассмотрит Комиссия ООН на заседании в феврале. РФ подала заявку в ООН на расширение границ подконтрольного ей континентального шельфа в Арктике в 2015 году. В планах российской стороны – присоединить Хребет Ломоносова, другие участки морского дна, в том числе южную оконечность хребта Гаккеля, котловину Подводников, поднятие Менделеева и зону Северного полюса. РФ претендует на 1,2 миллиона квадратных километров под Северным Ледовитым океаном за пределами 200-мильной экономической зоны. Ранее в ООН потребовали дополнительной аргументации по обоснованию континентальной природы отдельных структурных элементов арктического бассейна.

Зимой 2014 года Дания также обратилась в ООН с заявлением о том, что она претендует на территории морского дна вокруг Северного полюса площадью, в двадцать раз превышающую размеры самого королевства. И в скором будущем представители ООН должны будут сделать соответствующий сложный выбор, поскольку географические притязания этих стран пересекаются.

Вся вышеперечисленная активность в Арктике позволяет утверждать, что российское руководство продолжает воспринимать ее так же, как и другие театры военных действий. Это подразумевает стремление к контролю за иностранной военной и коммерческой деятельностью в регионе. Поэтому вполне вероятно, что подходы, которые РФ отрабатывает на данный момент даже в акватории Черного моря, будут применятся и в Арктике для увеличения контроля над регионом.

No comment yet, add your voice below!


Add a Comment