14 сентября, 2015

Согласовано расширение «Северного потока»: Wintershall и Газпром обменялись активами

AFP/Scanpix
A helicopter flies over the Nordstream gas pipeline terminal prior to an inaugural ceremony for the first of Nord Stream's twin 1,224 kilometre gas pipeline through the Baltic Sea, in Lubmin November 8, 2011.
A helicopter flies over the Nordstream gas pipeline terminal prior to an inaugural ceremony for the first of Nord Stream's twin 1,224 kilometre gas pipeline through the Baltic Sea, in Lubmin November 8, 2011.

Германия лидирует в попытках вернуть отношения с Россией в обычное русло в секторе продаж природного газа, несмотря на российскую войну в Украине. 4 сентября на экономическом форуме во Владивостоке с участием президента России Владимира Путина были подписаны два соглашения, которые значительно повысят зависимость Германии от российского газа в части потребления, транзита и хранения. Одно соглашение касается строительства газопровода «Северный поток 2» по дну Балтийского моря (из России в Германию). Второе соглашение предусматривает полную передачу Газпрому бизнеса Wintershall в части маркетинга на рынке газа и хранения газа в Германии. Wintershall же получает миноритарное участие в одном из сибирских газовых месторождений.

Последствия таких соглашений касаются гораздо большего, чем одной только двусторонней торговли газом между Россией и Германией.

Оба соглашения предполагают особые уступки для Германии в области законодательства ЕС, регулирующего энергетический рынок («Третий пакет»), а также антимонопольного законодательства. В основе соглашений лежат два допущения: что незавершенное Европейской Комиссией антимонопольное расследование, в конечном счете, не приведет к наложению на Газпром штрафов, и что экономические санкции ЕС против России не повлияют на энергетический сектор, вне зависимости от поведения России в Украине.

Соглашение по «Северному потоку 2» означает, что Газпром сможет обойти систему транзита и хранения Украины к 2019 году, радикально снизив объем транзита через эту страну, а также – потенциально – еще через несколько центрально-европейских государств. В то же время «Северный поток 2» превратит Германию в центр транзита и распределения российского газа для большой части рынка природного газа Западной Европы. Политически оба соглашения указывают на то, что энергетические компании Западной Европы в общем, и правительство Германии в частности, стремятся нормализовать отношения с Россией после краткой «заминки» в связи с украинским кризисом.

Российская военная интервенция в Украину весной 2014 года создала политические трудности для правительства Германии и Wintershall в части исполнения соглашения, уже заключенного с Газпромом. Оно было одобрено немецкими регуляторами в декабре 2013 года и в том же месяце подписано Газпромом и Wintershall, но оказалось законсервировано в результате российских действий в Украине. Соглашение остается в силе, а подписанный 4 сентября 2015 года во Владивостоке документ запускает его исполнение.

Соглашение основано на обмене активами предполагаемой «эквивалентной стоимости». Для Wintershall это выглядит, практически, как конец эпохи, поскольку компания «выходит из бизнеса торговли газом и его хранения» в Германии и соседних регионах. Эти функции получает Газпром, а совместные предприятия Wintershall-Газпром (50/50) становятся 100% собственностью Газпрома.

Среди них:
•WINGAS, газовый трейдер, обладающий более 20% рынка Германии, а также занимающий рыночные ниши в Бельгии, Голландии, Австрии и Чехии.
•Wintershall Erdgas, торгующие природным газом компании в Берлине и Цуге (Швейцария) (WIEH и WIEE, соответственно; причем последняя действует еще в Восточной и Юго-восточной Европе).
• Подземные хранилища в Редене и Йемгуме (причем хранилище в Редене является крупнейшим в Западной Европе), находящиеся на северо-западе Германии, призванные получать российский газ из «Северного потока» и передавать его далее в Голландию.
•Газовое хранилище Хайдах возле Зальцбурга (Австрия), обслуживающее немецкий и австрийский газовые рынки, и управляемое – наряду с хранилищами в Редене и Йемгуме – компанией Astora, дочерним предприятием Газпрома.
•Wintershall Noordzee, зарегистрированная в Голландии компания, занимающаяся поиском нефтяных и газовых месторождений в Северном море (обладает низкой прибыльностью —«Коммерсант», 7 сентября).

По словам председателя правления BASF (материнской компании Wintershall) Курта Бока, партнерство Газпрома и Wintershall «в области транспортировки газа продолжится». Вероятно, это значит, что газопроводы, находящиеся в совместной собственности и управлении двух компаний в Германии не перейдут в полную собственность Газпрома (пресс-релиз BASF, Wintershall и Газпрома, 4 сентября).

ая лишь незначительными собственными газовыми ресурсами, Wintershall становится объектом постепенного поглощения – ее материальные активы и доля рынка на родине отходят Газпрому.
За передачу всех этих активов и доли рынка на прибыльном отечественном рынке Wintershall получает 25 процентов плюс одну акцию в двух блоках Ахимовского газового месторождения (в районе Уренгоя), контролируемого Газпромом в качестве лицензиата. Оба этих блока отличаются высокой сложностью разработки с точки зрения геологического профиля и состава газа. Предполагается, что в них суммарно содержится 274 миллиарда кубометров газа и 74 миллиона тонн конденсата – «согласно плану развития, подтвержденному Федеральным агентством по недропользованию» (что звучит, как небольшая подстраховка). Ожидается, что производство начнется к 2018 году, еще через 8 лет достигнув проектной мощности в 8 миллиардов кубометров в год. Кажется, что Wintershall играет роль финансового инвестора, а не участника производства (пресс-релиз Wintershall, 4 сентября).

Президент Wintershall с 2009 года Райнер Зеле в июле этого года стал президентом австрийской компании OMV. Ожидается, что OMV также приобретет участие в двух блоках Ахимовского месторождения. Wintershall неизменно выступал в роли одного из ближайших союзников Газпрома в Европе, а сам Зеле последовательно критиковал санкции ЕС, введенные в отношении России после начала войны с Украиной. Новый президент Марио Мехрен до недавнего времени вел все дела Wintershall с Россией и, очевидно, был назначен президентом, чтобы сохранить такой курс.
Полная передача Газпрому активов Wintershall по переработке и сбыту кажется несовместимой с Третьим пакетом законодательства ЕС по регулированию энергетического рынка, выглядя, как хрестоматийный пример вертикально-интегрированного монопольного соглашения. Тем не менее, сделка была одобрена немецкими регуляторами, а сама Германия, вероятно, воспользуется своим влиянием в ЕС, чтобы защитить сделку.

Часть 2

Соглашение о строительстве «Северного потока 2» обозначает возвращение отношений с Россией в обычное русло и в политическом смысле – т.е. война России с Украиной принимается, как данное.

Однако, «Северный поток 2» значит гораздо больше. Его добавление к уже функционирующей первой очереди трубопровода обеспечит невероятную ежегодную пропускную способность в 110 миллиардов кубометров. Вне зависимости от того, будет трубопровод использоваться в полной мере (что маловероятно), или лишь частично, Германия окажется единственным местом получения газа, став привилегированным центром распространения российского газа в Западной Европе.

Будучи реализованым согласно изначальному замыслу, этот проект может привести к изменению конфигурации торговли природным газом в Европе и расстановки политических сил, ассоциируемых с интересами энергетического бизнеса. «Зеленый свет» «Северному потоку 2», по сути, является стратегическим политическим решением России и Германии, укрепляющим особые отношения двух стран. Прочие заинтересованные в «Северном потоке» страны просто следуют принимаемым решениям.

Данный проект может уничтожить украинскую газотранспортную систему (традиционно, являвшуюся основным каналом поставок российского газа в Европу), перенаправив поставки в «Северный поток 2». Украинские чиновники уже говорят об «ударе в спину» и «предательстве» со стороны официальных лиц ЕС, одобривших «Северный поток 2» (Укринформ, УНИАН, Украинская правда, 9-11 сентября). Однако Киев также может продемонстрировать европейским потребителям, что их попросту «обсчитают». Более высокая стоимость передачи поднимет конечные цены на российский газ, поставляемый по «Северному потоку» (в сравнении с передачей по украинским трубопроводам).

4 сентября на экономическом форуме во Владивостоке с участием российского президента Владимира Путина главы акционерных компаний «Северного потока 2» подписали соглашение о строительстве и эксплуатации трубопровода (пресс-релиз Газпрома, BASF/Wintershall и OMV, 4 сентября).

Почти все эти компании уже подписали соглашения о намерениях в отношении «Северного потока 2» на Петербургском экономическом форуме, состоявшемся в июне. Это подписание обозначило, что правительство Германии в тот момент уже выдало политическое одобрение, несмотря на войну Путина в Украине. Оно также означает, что «Северный поток» сохранит «иммунитет» в условиях наложенных на Россию экономических санкций, а также, что уже к июню немецкое правительство ожидало возобновления для России доступа на западные финансовые рынки. Строительство «Северного потока 2» подразумевает наличие такого доступа для Газпрома.

Сформированный 4 сентября консорциум под предводительством Газпрома (обладающего 51% акций) включает немецкие компании BASF/Wintershall и E.ON Ruhrgas, австрийскую OMV и Royal Dutch Shell (у каждой по 10%), а также французскую ENGIE (новое наименование Gaz de France Suez) (с 9%). Они создают проектную компанию New European Pipeline AG для строительства «Северного потока 2» и управления им.

Согласно этому соглашению, консорциум, как таковой, не будет продавать природный газ европейским импортирующим компаниям. Собственником газа является исключительно Газпром – и продавать его напрямую европейским компаниям (в т.ч. партнерам по консорциуму) будет именно Газпром. Выбор потребителей в Европе – прерогатива Газпрома.

Консорциум построит транспортную систему и будет управлять ей. Любые новые участники консорциума будут получать акции нынешних миноритарных акционеров, тогда как контрольный пакет Газпрома останется неприкосновенен.

Газпром обладает исключительным правом на транспортировку газа по трубопроводу «Северный поток». Таким образом, фактически, Газпром заранее бронирует всю пропускную способность. Газпром компенсирует услугу транспортировки своего газа прочим участникам консорциума пропорционально их участию. Эта компенсация основана на принципе «качай или плати» — т.е. Газпром станет оплачивать услугу, как если бы она полностью задействовала забронированный объем, даже если использована лишь часть пропускной способности. Эти договоренности, фактически, дублируют уже существующие по «Северному потоку 1».

Запланированная параллельно «Северному потоку 1» новая нитка трубопровода должна пройти в том же коридоре по дну Балтийского моря. Ее длина составит 1220 км – от Выборга (Ленинградская область) до Лубмина (около Грайфсвальда), где она будет подключена к немецкой газотранспортной системе. Оба «Северных потока» будут состоять из двух параллельных цепей с ежегодной пропускной способностью в 27,5 миллиарда кубометров на цепь (общая пропускная способность системы должна, в итоге, составить 110 миллиардов кубометров).

Пустить газ по первой цепи «Северного потока 2» планируется к концу 2019 года. Судя по опыту «Северного потока 1», вторая цепь будет сдана через год после первой. Президент Газпрома Алексей Миллер ожидает, что расходы на строительство обеих цепей нового трубопровода составят 9,9 миллиарда евро (11,2 миллиарда долларов).

Строительство «Северного потока 1» стоило 7,4 миллиарда евро (8,4 миллиарда долларов). Трубопровод был проложен по тому же маршруту – строительство первой цепи шло с апреля 2010 года по ноябрь 2011 года, а второй – по ноябрь 2012 года. Таким образом, временные рамки строительства «Северного потока 2» выглядят реалистично. Акционеры обеих проектов в значительной мере одни и те же, за исключением того, что во втором проекте компанию Nederlandse Gasunie заменила Royal Dutch Shell и была добавлена OMV.

У Европейской комиссии есть веские правовые причины остановить «Северный поток 2» — не заблокировав морской этап строительства, а применив законодательство ЕС в отношении наземных трубопроводов и хранилищ в Германии, использующих газ из «Северного потока». Это станет трудной задачей для комиссии – настоящей битвой с политическим влиянием Берлина и лоббистами представителей консорциума.

No comment yet, add your voice below!


Add a Comment