21 сентября, 2015

«Северный поток – 2» с точки зрения украинской перспективы

AFP/Scanpix

По инициативе России проект по строительству газопровода «Северный поток – 2» продвинулся от договоров о намерениях к обязывающему соглашению, а «Газпром» сформировал соответствующий консорциум с некоторыми крупными европейскими энергетическими компаниями. Согласно планам, вторая ветка газопровода должна будет соединить Россию и Германию к 2019 году, в результате чего общая мощность «Северного потока» возрастет вдвое, до 110 миллиардов кубометров российского газа в год. Потенциально это позволит избавиться от Украины как от главного транзитного коридора для экспорта российского газа в Европу.

Этот проект неотделим от контекста российских попыток разрушить Украину, причем инструментарий тут варьируется от военной агрессии до экономического давления. В частности, «Северный поток» должен отрезать Украину от европейской системы транзита энергоносителей (стратегическая цель) и, тем самым, лишить Украину доход от транзита российского газа (побочная цель России). Однако еще более амбициозная цель Кремля – полностью заменить не подконтрольный «Газпрому» украинский транзитный коридор на такой коридор в Европу, который бы полностью находился под контролем «Газпрома». И действительно, если говорить о «Северном потоке», то «Газпром» там является мажоритарным акционером (51% от нематериальных активов), единственным лицензированным пользователем мощностей «Северного потока» и единственным лицензированным продавцом газа в европейских пунктах назначения. Председатель правления и исполнительный директор, Герхард Шредер и Маттиас Варниг соответственно, являются (формально) доверенными лицами «Газпрома» и Кремля (правда, несколько менее формально).
Таким образом, «Северный поток» нужно рассматривать не только с точки зрения его финансового или какого-либо другого влияния на Украину, но гораздо в более широком контексте, исследуя его воздействие на безопасность энергопоставок для целого ряда европейских стран, а также те вопросы, которые этот проект ставит в плане законодательства и общей политики Европейского союза.

Предполагаемая дата запуска «Северного потока – 2», намеченная на 2019 год, совпадает со сроком окончания действия договора о транзите и поставках газа между Россией и Украиной. Что касается транзита, официальные заявления Москвы свидетельствуют, что в случае соблюдения сроков строительства «Северного потока» она будет стремиться заключить совершенно новое соглашение, которое будет предусматривать уменьшение объемов транзита через Украину, причем, возможно, даже значительное уменьшение.

Объемы транзита российского газа через Украину неуклонно снижаются: если десять лет назад речь шла о 110 миллиардах кубометров ежегодно (что составляло примерно 80 процентов от общего объема российского экспорта газа в Европу), то в 2013 эта цифра составляла уже 85 миллиардов кубометров (немногим более 50 процентов общероссийских показателей), в 2014 году – 62 миллиардов (примерно 40 процентов), а в 2015 году, по прогнозам, составит 51 миллиард кубометров (около одной трети от ожидаемых российских показателей) (Gazprom.com, по состоянию на 17 сентября; UNIAN, 3 сентября). Главной причиной стало снижения уровня спроса в Европе, но запуск первой ветки «Северного потока» способствовал тому, что «Газпром» стал все меньше использовать украинскую газотранспортную систему. Что же касается европейского спроса, то согласно прогнозам «Газпрома», его восстановление должно произойти уже к 2019 году.

Параллельно с сокращением объемов уменьшались и доходы Украины, которые она получала от транзита газа. В 2013 году на транзите Украина заработала порядка 4 миллиарда долларов, в 2014 году – около 3 миллиардов, а в 2015 году уровень поступлений должен упасть до 2 миллиардов. В перспективе эти потери в доходах от транзита могут негативно сказаться и на без того шатком финансовом положении Украины. Украина планирует провести переговоры по поводу увеличения тарифов на транзит уже в рамках текущего обсуждения стоимости поставок российского газа на 2016 год. Увеличение транзитных тарифов – это обычная практика в ситуации сокращения объемов транзита. При нынешнем уровне транзитных сборов украинская газотранспортная система может начать приносить убытки при падении объемов транзита ниже уровня в 40 миллиардов кубометров в год.

Учитывая нерешенные финансовые и юридические вопросы, пока далеко не ясно, появится ли вторая ветка «Северного потока» к запланированному сроку. Тем не менее, подписанный документ сам по себе будет удерживать другие западные компании от вложений в модернизацию украинской газотранспортной системы. По крайней мере, до тех пор, пока существует опасность того, что Россия полностью откажется от ее использования.

Со своей стороны, Европейская комиссия настаивает на том, что Украина должна оставаться главным маршрутом для транзита российского газа в Европу. Комиссия способствует проведению обсуждения перспектив создания международного консорциума, который бы приобрел долю в украинской газотранспортной системе и занялся бы ее модернизацией после реформирования всего газового сектора Украины. В прошлом году парламент Украины одобрил создание такого международного консорциума, а 15 апреля 2015 года был принят закон об отмене монопольного положения государственной компании «Нафтогаз Украины» с перспективой отделения от нее собственно газотранспортной системы к 1 октября 2015 года (Interfax-Ukraine, September 18).

Даже если строительство «Северного потока – 2» будет завершено (предполагаемая дата намечена на 2019 год), а затем проект выйдет на полную мощность (предположительно в течение двух лет с момента запуска), «Газпром» не станет тут же отказываться от использования украинской газотранспортной системы сразу после истечения срока договора (также в 2019 году). Представители российского правительства и «Газпрома» указывают на то, что они будут вести новые переговоры с Украиной о транзите газа, хотя его объемы после 2019 года будут меньше. Причина в том, что заключенные «Газпромом» долгосрочные договоры о поставках в Европу, включая и те, которые истекают сразу после 2019 года, предусматривают наличие определенных пунктов доставки для поставляемого газа. Для того, чтобы перенаправить транзитные потоки из украинской газотранспортной системы в «Северный поток», очевидно, «Газпрому» придется уладить эти вопросы.

Скорее всего, цель России – однажды увидеть газотранспортную систему Украины по большей части в заброшенном состоянии, но все же способную осуществлять поставки российского газа в балканский регион. «Газпром» планировал снабжать этот регион через «Южный поток» или «Турецкий поток», но эти планы окончательно провалились. Следовательно, для того, чтобы снабжать газом Приднестровье, свой протекторат, да и саму Молдову (где «Газпром» контролирует «Молдовагаз»), а также Болгарию, Грецию и западные провинции Турции, «Газпрому» по-прежнему придется использовать некоторые элементы газотранспортной сети Украины

Все эти намерения основываются на предположении, что «Северный поток – 2» будет успешно запущен. А это, в свою очередь, может зависеть от особых договоренностей по поводу использования наземных газопроводов в Германии, которые должны быть соединены с «Северным потоком». Россия решила превратить Германию в привилегированную транзитную страну, однако эти специальные договоренности еще нужно привести в соответствие с законодательством ЕС в области энергорынка. А это будет сложно.

No comment yet, add your voice below!


Add a Comment