22 декабря, 2016

С чего начать определение национальной стойкости Украины в условиях нелинейных угроз?

AFP/Scanpix
People hold a Ukrainian National flag as they take part in a rally in Kiev on October 14, 2016 to celebrate the Defender of Ukraine Day and the creation of the paramilitary partisan movement Ukrainian Insurgent Army (UPA), aimed at fighting for independence against Polish, Soviet and German forces in western Ukraine.
People hold a Ukrainian National flag as they take part in a rally in Kiev on October 14, 2016 to celebrate the Defender of Ukraine Day and the creation of the paramilitary partisan movement Ukrainian Insurgent Army (UPA), aimed at fighting for independence against Polish, Soviet and German forces in western Ukraine.

Что делает Восточную Украину более стойкой, чем ожидал или просчитывал агрессор, который смог сначала аннексировать Крым, а затем и оккупировать территорию с населением приблизительно четырех миллионов человек, но был решительно остановлен от продвижения дальше? Гражданская оборона стала одним из ключевых факторов сдерживания военной агрессии. Больший вопрос заключается в том, что требуется для создания стойкого (resilient) общества, где стойкость может стать незаменимым элементом в обеспечении безопасности страны.

Мы искали ответы на эти вопросы, так как угрозы безопасности в Украине аналогичны тем, с которым сталкивается Эстония сегодня.
Чтобы найти ответы и разработать дорожную карту построения национальной стойкости, нужно сначала определить стойкость в условиях современных нелинейных угроз безопасности.

Первые шаги в разработке определения национальной стойкости как концепции национальной политики безопасности

В политике оказания гуманитарной помощи, предупреждения и предотвращения кризисных ситуаций в связи со стихийными бедствиями, стойкость определяется как «способность человека, домашнего хозяйства, общины, страны или региона противостоять, справиться, адаптироваться и быстро восстанавливаться от стрессов и шоков, таких как насилие, конфликты, засухи и другие стихийные бедствия, без ущерба для долгосрочного развития» (Европейская комиссия).

В условиях же сегодняшних нелинейных угроз центральное место в противодействии гибридным атакам является четкое понимание преобразования природы современного конфликта, созданного и подпитанного нетрадиционными методами, а также быстрое реагирование и восстановление после кризиса. Концепция стойкости является частью комплексного подхода к построению национальной безопасности и уже вошла в терминологию безопасности и внешней политики. Кризис в регионах, входящих в политику соседства Европейского Союза (ЕС), показал, что в приоритете сегодня стоит не только не обеспечение демократизации и экономического роста, а скорее способность своих партнеров эффективно противостоять возникающим угрозам. Политика поддержки гражданского общества как стержня демократических ценностей требует, чтобы этот сектор стал опорой для всех других ответственных организаций в области безопасности. Переход от демократизации к безопасности во внешней политике является признаком изменения мышления на всех уровнях (и во всех секторах социально-экономической деятельности) в условиях нелинейных угроз. Изменение стало возможным благодаря комплексному рассмотрению всех вопросов сквозь призму безопасности. Лучше поздно, чем никогда. Это привело ЕС к реализации и принятию прагматического подхода в своей внешней политике. Возможно данный тренд можно рассматривать как шаг назад от политики, построенной на ценностях, к прагматизму, но этот поход способен породить адекватную реакцию на растущую неопределенность и комплексные угрозы.

Невозможно способствовать развитию демократии там, где сама национальная безопасность стоит под угрозой. Методы, которые применила Россия, были направлены на слабое звено – отсутствие доверия между обществом и государственными институтами. Дискредитируя государственную власть, агрессор получает поддержку общества своим военным действиям. Это свидетельствует о необходимости усиления национальной и общественной стойкости партнеров-соседей ЕС в условиях внешнего давления.

Традиционная нейтральность и инерция Украины инвестировать в собственную безопасность, устраняя внутренние слабости в государстве, отсутствие мышления и дискурса о безопасности в обществе, а также вера в «надежного» соседа – все это держало украинскую нацию в состоянии мирного покоя и слепоты не только к внешним угрозам, но и глубоко укоренившимся внутренним системным заболеваниям, таким как коррупция и нежизнеспособность институтов. Кремль эффективно эксплуатировал слабую социальную сплоченность в Украине, отсутствие национально-государственного нарратива, коррупцию, отсутствие доверия и сотрудничества между государством, гражданским обществом и самими гражданами. После трех лет конфликта настало время, чтобы построить систему национальной стойкости, отталкиваясь от выявленных слабостей.

В рамках термина «стойкости», используемого в данном контексте, мы подразумеваем активизацию полноценного сотрудничества между государством, военными и гражданским обществом в кризисное время как целостной и взаимодополняющей системы национальной безопасности. Способность «отскакивать» (с латинского resilio) означает, что все сектора вернутся к функционированию в обычном режиме после мобилизации, чтобы без потери или разрыва социальных и гражданско-государственных связей и отношений собрать воедино все имеющиеся ресурсы для сдерживания агрессии. Перечисленные связи могут развиваться и после кризиса, если не полностью разорваны (например, военно-гражданского сотрудничество).

В 2014 году украинское общество мобилизовалось, чтобы заменить и выполнить функции государственных институтов. В идеале гражданское общество и граждане должны поддерживать и дополнять государственный сектор, строя сотрудничество на полном доверии. Но на данный момент можно наблюдать неполную систему, в которой институтам не хватает оперативных возможностей, и активность гражданских субъектов, которым не хватает инструментов и знаний для слаженной поддержки государственной власти.

Что мы подразумеваем под укреплением стойкости?

Глобальная стратегия Европейского Союза на 2016 год определяет укрепление национальной стойкости как один из ключевых приоритетов. Подход украинского правительства схож в некоторой степени с союзниками НАТО и государствами ЕС. Все в равной степени уделяют наибольшее внимание обеспечению прямой защиты инфраструктуры и гражданских лиц, но тратят меньше усилий на активное включение активного гражданского сектора в мониторинг и поддержку государственных институтов в секторе безопасности. Такая стратегия, к сожалению, не повышает уровень поддержки и доверия между государственным и гражданским секторами.

Укрепление стойкости требует развития чувства собственности, развития компетенции (capacity-building) и комплексности. Только общественный подход к вопросам безопасности и формирования чувства ответственности за безопасность снизу вверх, на уровне гражданских общин, может обеспечить быстрое реагирование на кризис. Если общество способно самостоятельно организоваться, мобилизоваться и обеспечивать прочную основу для государственного сектора в условиях кризиса, то механизм кризисного реагирования и стойкости функционален. Чувство ответственности за обеспечение безопасности распространяется на разных уровнях. Государственные институты становятся одним из многих действующих актёров, ответственных за реагирование в период кризиса. Доверие между государственными и гражданскими субъектами имеет первостепенное значение, но это – именно то, чего Украина не смогла развить за годы ее независимости.

Опыт Эстонии по внедрению «комплексного» подхода к национальной безопасности актуален в качестве ответа на текущий характер гибридных угроз. Россия эффективно использовала институциональную слабость Украины для подрыва доверия граждан к правительству невоенными средствами: дезинформация, внутренние диверсионные операций, атаки на важные объекты инфраструктуры.

Разрыв доверия между государственными институтами и обществом открывает окно возможностей для дестабилизирующих операций. Гражданское общество, как активный сегмент общества, способно заполнить вакуум между двумя секторами в качестве буфера и факт-чекинга.

Учебное пособие для граждан Литвы, опубликованным Министерством обороны Литвы, представило идею ненасильственного сопротивления. Граждане могут использовать ряд невоенных средств в период кризиса для сдерживания агрессии в условиях нетрадиционных, гибридных угроз. Такой подход признает ограничения оборонных сил и государственных институтов при противодействии методам, используемых Россией при захватите территории Украины.

Гражданское сопротивление, рассматривая это явление из истории военных конфликтов, стало теперь более сложной системой, в которой граждане могут создать функциональную сеть, способную включать и охватывать все слои социально-экономической деятельности общества. Гражданские организации, сотрудничая с правоохранительными учреждениями и местными администрациями, с добровольными спасательными бригадами и объединениями соседского дозора, а также другими активными гражданами, могут повысить чувство безопасности и контроля как на местном, так и региональном уровнях.

Социальные связи и гражданско-государственных отношения могут быть мобилизованы в условиях кризиса, если они работали и были полноценно активными в мирное время. Для того, чтобы создать сплоченную и всеобъемлющую систему национальной безопасности и обороны, необходимо создать так называемое «включенное общество» (embedded society) между государственными институтами и гражданами как инструмент укрепления доверия.

No comment yet, add your voice below!


Add a Comment