21 апреля, 2017

Прагматичный подход к России – вариант или иллюзия?

Reuters/Scanpix
A warning sign is pictured behind a wire barricade erected by Russian and Ossetian troops along Georgia's de-facto border with its breakaway region of South Ossetia in the village of Khurvaleti.
A warning sign is pictured behind a wire barricade erected by Russian and Ossetian troops along Georgia's de-facto border with its breakaway region of South Ossetia in the village of Khurvaleti.

Разработка и осуществление государственной политики по отношению к России всегда представляло собой насущный вопрос для всех постсоветских стран в плане обеспечения собственной безопасности. Правительства испробовали не один подход. Одним из них является так называемый «прагматичный подход». Наиболее ярким воплощением данного подхода является политика нынешнего грузинского правительства в отношении России. Примечательно, что почти все политические силы, бывшие во власти в Грузии, пытались наладить, улучшить или хотя бы нормализовать отношения с Россией. Однако, за каждой из этих попыток без исключения следовало разочарование.

Действующая правящая партия заявляет о своей решительной приверженности к так называемому «прагматичному подходу». Еще до прихода во власть представители коалиции «Грузинская мечта» в один голос твердили, что они смогут прагматично и конструктивно наладить отношения с Россией. Правительство «Грузинской мечты» продолжило курс на евроатлантическую интеграцию, но в то же время пообещало «изменив риторику» наладить отношения Грузии с Россией. Подобные заявления подразумевали, что проблемы в двусторонних отношениях были вызваны “агрессивным тоном” и “радикальной политикой” предыдущей правящей политической силы Грузии. Согласно точке зрения нового правительства, было достаточно «изменить риторику» и Путин стал бы лучше относиться к Грузии.

Риторика действительно изменилась — в той степени, что даже было сказано, что Грузия виновна в развязывании войны августа 2008 года. Хотя власти упоминали лично Саакашвили и его правительство, возможно, они знали (или, по крайней мере, должны были знать), что обвинять Президента – значит обвинять Грузию, как государство). Более того, тогдашний премьер-министр Гарибашвили рассказывал в интервью с BBC, что его правительству удалось добиться значительного прогресса в отношениях с Россией и выразил свое мнение относительно планов России, уверяя, что Россия не собиралась аннексировать Абхазию или Южную Осетию, как это было с Крымом. Все это в значительной степени способствовало исчезновению вопроса оккупированных территорий Грузии с международной повестки дня. Грузинская проблематика не ставилась в ряд с украинской (которая имеет тот же характер и происхождение). Грузинский вопрос был фактически снят с круга спорных вопросов в отношениях между Западом и Россией. Более того, власти Грузии присоединились к санкциям против Крыма и Севастополя, что подразумевает запрет на импорт товаров, производимых в Крыму и Севастополе, но отказались присоединяться к торговым и экономическим санкциям, введенным Западом против России из-за ее действий в Украине. Грузия поддерживала торгово-экономическое сотрудничество с Россией, включая экспорт в Россию. Однако, судя по итогам, этого все оказалось недостаточно для Кремля. Да, прогресс был достигнут в некоторых областях – на российский рынок были допущены сельскохозяйственные продукты, вина и минеральные воды из Грузии, но не следует забывать и о том, что этого предусмотрено обязательствами членства России в ВТО.

В то же время в ответ на изменившуюся риторику и прагматичную политику со стороны грузинских властей российские оккупационные силы продолжают установку “пограничных знаков” и колючей проволоки в селах оккупированного Цхинвальского региона. Так называемые «пограничные знаки» и колючая проволока мешают местным жителям обрабатывать свои земли на окраинах сельских районов. Более того, российские оккупационные силы постоянно перемещают так называемую «границу» вглубь территории, контролируемой Грузией. На прагматичный подход Грузии Россия ответила заключением и ратификацией так называемого «договора» об Альянсе и интеграции с оккупированным Цхинвальским регионом Грузии (так называемая “Южная Осетия”), предусматривающим формирование единой системы обороны и безопасности, свободу передвижения между Российской Федерацией и отколовшимся от Грузии регионом, интеграцию таможенных органов, а также заключением и ратификацией “договором” между РФ и Абхазией о союзничестве и стратегическом партнерстве, который предусматривает формирование общего пространства обороны и безопасности. Россия с еще большей интенсивностью продолжила “ползучую оккупацию” — возведение новых «пограничных знаков» на грузинской территории, так же как и политику лишения местных жителей оккупированных регионов возможности получить образование на их родном языке.

Следует также упомянуть грубые нарушения прав человека, включая бесчеловечное обращение, произвольное задержание, похищения людей, ограничение свободы передвижения и массовое нарушение имущественных прав, а также право на получение образования на родном языке – все это имеет место на оккупированных территориях. Поддерживаемый Россией отколовшийся Цхинвальский регион называет линию оккупации между Цхинвальским регионом и остальной частью Грузии «государственной границей» и квалифицирует случаи ее пересечения местными жителями как случаи «незаконного пересечения границы». Незаконное задержание грузинских граждан российскими пограничниками вблизи линии оккупации является распространенной практикой. Задержанных обычно отпускают, после того как их семья платит штраф за их освобождение. Кроме того, 14 марта 2017 года Владимир Путин поручил Министерству Обороны Шойгу провести переговоры с так-называемой “южноосетинской стороной” и подписать соглашение о вхождении армейских подразделений Южной Осетии в состав российских вооруженных сил.

Иными словами, несмотря на существенно смягченную риторику и уступки грузинского правительства в сторону России, Москва продолжает свою политику, направленную на предотвращение консолидации грузинской государственности. Несмотря на односторонние уступки со стороны Грузии и попытки подсластить дипломатический язык, основы политики России в отношении Грузии не изменились. Россия продолжает оккупацию пятой части территории Грузии и не жалеет усилий, чтобы сорвать курс Грузии на Запад, а также любой внутренний прогресс. Не имеет значения, смягчит ли Грузия, подсластит или ужесточит свой тон и риторику в отношении России — у России есть собственный план, которому следует независимо от мнения и риторики властей Грузии. Россия не только не воспринимает свои бывшие колонии как независимые государства, но и не хочет, чтобы они таковыми стали и относится к ним соответствующим образом – Грузия не является исключением в этом смысле.

Цель России – быть одним из полюсов многополярной международной системы. А для одного из полюсов жизненно важно получить влияние в своем регионе, как минимум. Главная проблема для Грузии в плане отношения к ней со стороны России заключается в том, что в сознании российской политической элиты, а также значительной части населения грузинская государственность является нелегитимной, с их точки зрения, Грузия должна быть частью Российской империи или, по крайней мере, частью ее сферы его влияния.

Следует понять, что в независимости от того, какая тональность грузинской риторики, российская стратегия в отношении Грузии, также как и остальных государств «Восточного партнерства» была и остается неизменной с момента распада Советской империи. Россия стремится восстановить контроль над потерянными частями своей империи. Для достижения этой цели она использует тактику превращения своих соседей в несостоявшиеся государства – пока коррупция и пророссийский авторитарный режим процветает в соседнем государстве, у России нет проблем, но если государство стает на путь реальных либеральных реформ и коренных преобразований — оно тут же становится врагом для России. Кремль рассматривает подлинную независимость и экономические успехи своих соседей как экзистенциальную угрозу собственному режиму. Россия не закончила и не закончит войну против Грузии до тех пор, пока независимая государственность Грузии не станет просто фикцией, или же пока Грузия (то же самое относится к Украине) не осуществит свои евроатлантические устремления и не станет членом ЕС, а самое главное — членом НАТО.

В категориях: БлогТеги:

No comment yet, add your voice below!


Add a Comment