1 марта, 2017

НАТО в кривых зеркалах опросов

Reuters/Scanpix
NATO Secretary-General Jens Stoltenberg holds up a ceremonial hammer at the start of a NATO-Georgia defence ministers meeting at the Alliance headquarters in Brussels, Belgium February 16, 2017. REUTERS/Francois Lenoir
NATO Secretary-General Jens Stoltenberg holds up a ceremonial hammer at the start of a NATO-Georgia defence ministers meeting at the Alliance headquarters in Brussels, Belgium February 16, 2017. REUTERS/Francois Lenoir

Мнение общественности о вопросах национальной безопасности и государственной обороны периодически замеряется и исследуется во многих странах при помощи различных социологических инструментов.

Предполагается, что это должно давать политикам и экспертам возможность увидеть отражение влияния своих решений и действий (или бездействия), а также использовать данные для калибровки проводимой политики. Результаты таких опросов и замеров всегда интересно рассматривать именно в сравнительной перспективе не только с другими похожими исследованиями, но и также с точки зрения динамики изменений на протяжении какого-то временного периода через призму общественных предпочтений и политических убеждений. Но еще интереснее и поучительнее наблюдать за интерпретацией данных исследований в СМИ различными обозревателями и заинтересованными лицами. Как часто и случается, многие результаты и показатели видятся разными сторонами в исключительно выгодном им свете, что и придаёт некоторым деятелям смелость, искажая основные выводы, склонять читателя к своим умозаключениям. Играя на неоднозначности данных, многогранности и комплексности общественного мнения, комментаторы с „пониженной социальной ответственностью“ пытаются всё свести к очень упрощённым выводам, тем самым подменяя обычное зеркало на кривое, чтобы облегчить и сделать удобнее восприятие именно нужных им домыслов.

Что-то похожее случилось и с глобальным опросом, проведенным в 2016 агентством Gallup, публикация результатов которого вызвала достаточно широкий резонанс не только в странах БалтииЦентральной ЕвропыСША, но и также в Украине и России. Причина такого оживленного внимания кроется не столько в самих результатах, сколько в интерпретации конкретных показателей. Так называемая скандальность была связана в первую очередь с якобы низкой верой в НАТО среди жителей некоторых стран Юго-Восточной и Центральной Европы, а также с предпочтением рядом стран в качестве своего военного союзника России и непопулярностью НАТО в Украине. Опираясь на явно раздутую сенсационность, делались смутного качества выводы о скором распаде Североатлантического альянса и о стремительно растущем имидже России в некоторых странах Европы. Казалось бы, все логично и понятно, но упрощённая картина никогда не бывает полной, а значит и достоверной. Если вывод напрашивается сам по себе, то „cui bono“? Кому же это выгодно представлять мир и ситуацию в черно-белых красках?

Как и было сказано выше, результаты исследований общественного мнения интересно рассматривать в сравнительной перспективе, чтобы постараться избежать эффекта кривого зеркала. Итак, на что же стоит обратить внимание в вопросе о НАТО? Начнём со стран Балтии, население которых, в целом, видит в НАТО возможность защиты своей национальной безопасности – соответствующие показатели для Латвии 49%, Эстонии 52% и Литвы 57%. Разве это низкие индикаторы? Совершенно нет! Особенно если сравнить их с показателями опрошенных людей, разделяющих мнение, что НАТО представляет угрозу их стране (в Латвии таких 16%, в Эстонии 17% и в Литве 13%). Если же добавить „красок“, дополняя картину еще и данными местных опросов, которые априори более точные нежели глобальные, так как учитывают локальные нюансы, то в итоге можно смело утверждать, что в 2016 году 57% жителей Эстонии видело в НАТО гарантию безопасности страны и 71% поддерживало членство Эстонии в этом военном альянсе. В Литве этот показатель 81%, а в Латвии 61%, где, тем не менее, нужно отметить заметное различие между мнениями латышско- и русскоязычным населением. Вероятно, это и обусловило попадание Латвии в интересную группу стран, предпочтения жителей которых, согласно опросу Gallup, разделяются по вопросу о самом естественном военном союзнике: это США или Россия? Важно отметить, что этот разделяющий фактор очевиден, например, в Украине, а также Боснии и Герцеговине. В каждом случае приведённых трёх стран чётко просматривается фактор определённой этнической или религиозной группы, имеющей по каким-либо субъективным причинам альтернативное представление об основах безопасности и обороны своей страны. Конечно, с точки зрения национальной безопасности важно понимать, насколько естественные или искусственно подпитанные такие различия могут быть.

Из показателей опроса агентства Gallup по странам Центральной и Юго-Восточной Европы следует отметить Польшу, где 62% видит в НАТО именно защиту, а не угрозу. Эти данные существенно дополняются и результатами местных исследований общественного мнения в Польше, согласно которым 70% поддерживает членство своей страны в НАТО, а 62% полностью согласны с расположением военного контингента союзников НАТО на территории Польши. Но чем южнее двигаться, тем меньше однозначности, а значит больше простора для спекуляций. Так, некоторые СМИ России очень широко и злорадно распространяли информацию о том, что несколько стран-членов НАТО в случае военной угрозы предпочли бы видеть своим главным военным союзником Россию, а не США. Среди таких стран, например, Болгария и Греция, жители которых, как все же выясняется, ничего собственно не имеют против НАТО – 34% опрошенных в Болгарии и 45% в Греции относятся к НАТО безразлично, то есть не видят в альянсе ни угрозу, ни своего защитника. Радоваться, может, и нечему, но и для глубокой печали нет оснований тоже. Почему? Об этом чуть позже.

Можно высказать предположение, что гораздо более настораживающими выглядят показатели враждебного отношения к НАТО в самой России. Так, согласно результатам опроса агентства Gallup, 67% опрошенных россиян видят в НАТО непосредственную угрозу, когда как в 2013 году данный показатель был 38%. Что же смогло за три прошедших года так сильно изменить мнение россиян? Данные опросов Левада-центра могут дать интересные ответы, вчитайтесь. Примечательно, что среди жителей (все ещё) ближайшего военно-политического союзника России – Беларуси угрозу в НАТО видит 54%, еще меньше в (все ещё) дружественном Казахстане — 31%, а в находящейся на постоянном геополитическом перепутье Молдове — 27%. Последняя, кстати, не только граничит, но и тяготеет к этнически родственной Румынии – стране-члену НАТО, по крайней мере 50% население которой поддерживает действия альянса и главным военным союзником видит США.

В заключении нельзя не прокомментировать данные по Украине, в которой вопросы об отношении населения к НАТО, США или России стали показательными в разделении мнений общества. Агентство Gallup приводит данные на 2016, согласно которым 35% опрошенных жителей Украины видит в НАТО угрозу национальной безопасности. Похожую картину рисуют и результаты украинского опроса за 2016 год – курс на членство в НАТО поддерживает 31% жителей Украины и примерно столько же (32%) ратует за военный союз с Россией. Есть и другие данные, говорящие, что 44% украинцев проголосовали бы за вступление в НАТО, а 38% — против. Разумеется, в данных по Украине отчетливо вырисовываются как региональные, так и языковые отличия. Другими словами, мы имеем дело с острым политическим вопросом, по которому еще нет чётко сформированного общественного консенсуса. Учитывая сложность и эмоциональную заряженность самой темы, на данном этапе крайне важно минимизировать манипулятивное влияние третьих заинтересованных сторон на формирование общественных позиций внутри Украины. Cui bono? Случайное ли совпадение, что в последние года фиксируется все больше и больше напористых попыток России повлиять на общественное мнение не только в Украине, но и в странах Европейского Союза и членах НАТО? Кому же выгодно кривое зеркало и искажение картинки?

Для того, чтобы лучше распознать и понять действия инструментов манипуляции общественным мнением, необходимо, разумеется, постоянно замерять и исследовать настроения и убеждения населения стран ЕС и НАТО, но толковать полученные данные следует крайне аккуратно, особенно в области политики безопасности. Любой неправильно интерпретированный вывод порождает новые спекулятивные суждения некомпетентных комментаторов, раздающих щедро оценки тому или иному процентному показателю. Непонимание глубинных причин, скрывающихся за той или иной цифрой, может легко привести к поспешным выводам о проецируемых поступках. Либо выдается желаемое за действительное, либо же „перегибается палка“, так как у страха глаза велики. Поэтому нужно еще раз подчеркнуть, цитируя одного хорошего публициста, что „настроения, мнения, готовность к поступкам и сами поступки находятся в иногда пересекающихся, но совершенно различных плоскостях.“

Чтобы избежать излишней истерии и ненужных спекуляций, к цифровым индикаторам результатов опросов общественного мнения следовало бы относиться как к показанию термометра – если у Вас температура большая, то это – всего лишь симптом, указывающий на какую-то болезнь, а не конечное знание, создающее ценность само по себе. Лечить нужно болезнь, а не симптом.

No comment yet, add your voice below!


Add a Comment