Май 11, 2018

Истоки и цели «победобесия»

Это действительно парадокс – чем дальше уходит в историю событие 9 мая, тем громче и триумфальнее празднуют его годовщины.

1. «Война – это мир»?

9 мая на московской Красной площади прошел традиционный военный парад. Эта традиция в постсоветское время была восстановлена президентом Ельциным уже в 1995 году, и с тех пор парады стали ежегодными.

В 2008 году, при «либеральном» президенте Медведеве, вернулась другая советская традиция – в парадах 9 мая стала принимать участие тяжелая военная техника, например, ракеты «Тополь-М», а над Красной площадью пролетели истребители и стратегические бомбардировщики. В текущем году на параде были продемонстрированы ракетные комплексы «Искандер-М» и «Ярс», зенитные системы «С-400» и «Бук-М2» – не считая различных танков, БТР и БМП.

Президент Украины Петр Порошенко справедливо назвал такое празднество «милитарным угаром».Действительно, если главной целью исторической Победы было прекращение войны и обретение мира, это весьма странно отмечать регулярной демонстрацией все более современных вооружений. Но видимо, российское руководство трактует эту Победу как-то по-другому, чем другие народы, вполне в духе антиутопии Оруэлла, где одним из лозунгов был «Война – это мир».

2. Как возник культ «Великой Победы»

Изучая этот вопрос, следует сразу заметить, что с реальной эпохой Второй мировой войны культ «Великой Победы» связан очень косвенно и отдаленно – это пропагандистское явление поздней советской истории, появившееся в 1960-е годы.

При Сталине День Победы 9 мая объявили праздничным выходным днем, собственно, в 1945 году, но уже в 1947-м он был отменен. Историки часто высказывают версию: советский диктатор опасался, что этот праздник чрезмерно усилит значимость военных, которая стала бы опасной для его личной власти.

Следующий советский лидер Хрущев также игнорировал «победную» тематику, но как раз по обратным причинам. Для него эта дата была, напротив, слишком связана со Сталиным, культ которого он стремился ликвидировать. Вместо этого Хрущев предложил тогдашнему советскому обществу утопическую идею «построения коммунизма к 1980 году». При всей абсурдности этого проекта он, тем не менее, ценностно ориентировал людей в будущее. Неслучайна тогдашняя популярность космически-футуристической фантастики (Иван Ефремов, братья Стругацкие), которая удачно совпала с эпохой начала реального освоения космоса. Школьники закладывали «капсулы времени» своим ровесникам через 50 лет, где предполагали что те уже наверное сажают яблони на Марсе…

Однако после свержения «волюнтариста» Хрущева (1964) и отказа от его утопического коммунизма советская система идейно зависла. Потому что стало абсолютно непонятно – как объяснить народу и миру власть коммунистической партии, если она уже не строит коммунизм?

И брежневские политтехнологи нашли такой выход: неважно, победит ли коммунизм в будущем, самое главное – мы уже победили в прошлом! И пропагандистская машина опрокидывает массовое сознание в прошлое, к героическому культу «Великой Победы». С 1965 года 9 мая объявляется праздничным выходным днем, начинается повсеместное возведение памятников «Великой отечественной войне», в том числе гигантских монументов «Родины-матери» в Волгограде и Киеве. Многие города провозглашаются «городами-героями», повсюду зажигаются «вечные огни». По государственному заказу снимается множество фильмов «про войну». Популярную песню «День Победы» композитор Тухманов и поэт Харитонов написали только в 1975 году, через 30 лет после окончания войны.

Культ «Великой Победы» фактически стал основным инструментом для удержания и консервации империи. Как только этот культ ослабевает – империя рушится. Это можно было наблюдать в конце 1980-х и начале 1990-х годов, когда «перестроечное» общество перестало жить «славным прошлым», но задумалось о будущем. Однако с 1995 года, как уже было отмечено, парады 9 мая на Красной площади вновь стали ежегодными, а с приходом к власти Путина «великопобедная» риторика все более нарастает…

В 2006 году, в дополнение к советским «городам-героям» было введено почетное звание «городов воинской славы». Оно, согласно президентскому указу, присваивается «за мужество, стойкость и массовый героизм, проявленные защитниками города в борьбе за свободу и независимость Отечества». Это звание получили десятки городов, и в том числе… аннексированный у Финляндии Выборг. Впрочем, этот исторический абсурд по-своему справедлив – его финские защитники в 1940 году действительно героически отстаивали город от красноармейской агрессии.

Самый известный символ культа «Великой Победы», возникший в путинскую эпоху, это, конечно, «георгиевская ленточка». Она была придумана кремлевскими политтехнологами в 2005 году, и стала своего рода ремейком оранжевой ленточки, популярного символа участников украинской Оранжевой революции 2004 года. Эта гражданская революция чрезвычайно напугала Кремль, и он разработал такой «креативный» ответ. Можно отметить их очевидную смысловую противоположность – если оранжевая ленточка символизировала надежду на свободное будущее, то «георгиевская» – привязывала сознание к военно-имперскому прошлому. А ее агрессивное распространение в России как раз тогда и было названо в обществе «победобесием».

3. День Победы как главный праздник постсоветской России

Опросы ВЦИОМ показывают удивительный результат – значимость Дня Победы для россиян растет с каждым годом. Если в 2010 году этот праздник назвали самым важным для себя 38% респондентов, то в текущем году – уже 71%. Он даже превзошел Новый год, который считают главным праздником 60%.

Это действительно парадокс – чем дальше уходит в историю это событие, тем громче и триумфальнее празднуют его годовщины. И даже несмотря на то, что оно относится к истории другой страны – СССР – которой уже не существует. А кстати, официальный в постсоветскую эпоху День России 12 июня считают самым важным праздником лишь единичные проценты опрошенных.

Основной причиной такой популярности этого исторического праздника в путинские годы, помимо его мощной пропагандистской «накачки», является очевидное отсутствие у постсоветской России сколь-нибудь значимых современных достижений – в науке, культуре, развитии своих гигантских территорий. Небывалые сырьевые доходы 2000-х годов были инвестированы не в модернизацию страны, но оказались «распилены» высокопоставленными коррупционерами. Но чтобы скрыть эту опасную правду о настоящем, власть погружает общество в гордые мифы о «славном прошлом».

Именно мифы – поскольку историческая правда о Второй мировой войне для власти также опасна. Начиная с самого названия «Вторая мировая», которое еще с советских времен вытеснено и подменено «Великой отечественной». Официальный отсчет войны с 1941 года позволяет успешно «не замечать» период советско-нацистской дружбы 1939-41 гг., раздел Польши, нападение на Финляндию, оккупацию стран Балтии…

Если в брежневские годы СССР, хоть и сквозь зубы, признавал историческую роль западных союзников, то в сегодняшней российской пропаганде эти бывшие союзники все более изображаются врагами. А Россия – единственным спасителем мира и стражем глобальной справедливости, причем с древних времен. И это не шутка.

С 9 мая 2012 года в России проводится акция «Бессмертный полк», когда потомки фронтовиков несут их портреты. Деятели Русской православной церкви уже предложили кардинально расширить это мероприятие в древность: «чтобы там стали появляться портреты героев Первой мировой войны, русских героев Отечественной войны 1812 г. и так далее. Чтобы это была некая ретроспектива русской героической истории». Это весьма наглядная иллюстрация уже описанного выше тезиса об «опрокидывании» истории в прошлое.

Превращение личной и семейной памяти в массовое военно-историческое шоу может происходить только под сильнейшим воздействием пропаганды. По официальным данным российского МВД, в текущем году в этой акции приняло участие более 10 миллионов человек. Несмотря на название, это мероприятие производит довольно мрачное впечатление «парада мертвецов», шагающих по времени вспять…

Социолог Денис Волков точно замечает«Власть воспринимает эти акции как противовес протестным митингам, как один из показателей собственной легитимности».

Единый народ, поклоняющийся предкам и верховному вождю, глобальный мессианизм в осажденной крепости, жизнь как непрерывная война и культ смерти – вот лишь несколько признаков «вечного фашизма», которые однажды перечислил Умберто Эко. Но они удивительно свойственны нынешним российским «антифашистам».

4. Новый Коминтерн?

«Бессмертный полк» уже вышел за пределы России. С 2017 года его шествия проводятся более, чем в 70 странах мира, и организуются из единого центра в Москве – «Оргкомитета по подготовке международного шествия Бессмертного полка». То есть, это не «добровольное движение граждан», как любит заявлять пропаганда, но вполне координируемое и направляемое, своего рода «новый Коминтерн».

Экспортное «победобесие» – это шествия с портретами участников Второй мировой войны, а также с «георгиевскими ленточками», советскими и российскими флагами вперемешку. Это концерты военных песен и детские военизированные лагеря – словом, весьма наглядный пример той самой гибридной войны, которую Кремль ведет против окружающего мира.

При этом его технология отработана весьма профессионально и изощренно. Участники этих шествий громко заявляют о своем «антифашизме». И этим сразу же обезоруживают многих критиков. Кому же в современной Европе захочется прослыть «фашистом»?

Израильский политолог Авраам Шмулевич полагает, что смысл развернутого кремлевской властью «победобесия» – попытка вновь разыграть противоречивую мировую ситуацию в свою пользу, как это уже удалось послевоенному сталинскому СССР, который охватил своим влиянием полмира.

При этом он замечает массу абсурдов этой кампании: «Все эти толпы фальшивых ветеранов, псевдо-георгиевские ленты всюду – на детских колясках, сумочках, собачках-болонках, песни-пляски в карнавальных мундирах Красной армии…» Действительно, можно отметить принципиальную психологическую и имиджевую разницу с брежневской эпохой. Если тогда 9 мая считалось «праздником со слезами на глазах», а главным лозунгом – «лишь бы не было войны», то сегодня все перевернулось. Стало модно наряжать малолетних детей в красноармейскую форму, а в пропаганде звучит радостно-залихватское «можем повторить!»

Возможно, именно нарастание абсурда однажды взорвет всю эту кампанию изнутри. Поэт и публицист Алексей Широпаев представил, что произойдет, если культ «Великой Победы» исчезнет: «Все – и личности, и народы и регионы – получат возможность переосмыслить себя, получат шанс на новую судьбу». Но именно поэтому кремлевская империя будет нагнетать «победобесие» до последнего – потому что в ценностном смысле у нее больше ничего не осталось.