25 сентября, 2015

Европейский союз должен по-прежнему сохранять бдительность в отношении миграции

AFP/Scanpix
Slovakia's Prime Minister Robert Fico speaks at the end of an extraordinary leaders' summit on migrants at the European Council in Brussels, September 23, 2015.
Slovakia's Prime Minister Robert Fico speaks at the end of an extraordinary leaders' summit on migrants at the European Council in Brussels, September 23, 2015.

В минувший вторник министры внутренних дел Европейского союза большинством голосов высказались за введение обязательных квот на беженцев. Это означает перемещение 120 000 человек, из которых Эстонии нужно принять 362 беженца.

И хотя наличие единодушия по поводу беженцев для Европейского союза – это, в принципе, скорее хорошая новость, у этого решения есть и свои потенциальные подводные камни. Вопросов достаточно много.

Например, отнюдь не хорошо, что при решении этого вопроса использовался принцип большинства голосов. Это в своем блоге признал и представитель Эстонии при Европейском союзе Матти Маасикас, который назвал это голосование потенциально опасным прецедентом. Почему же использования принципа большинства голосов – это плохо?

Проблема в том, что Европейский союз всегда пытался достичь консенсуса. Один из основополагающих принципов европейской интеграции – это то, что к соглашению обычно приходят в результате переговоров и компромиссов. Сейчас эта традиция начинает разрушаться.

Из-за того, что Венгрия, Чехия, Румыния и Словакия голосовали против, международные СМИ снова начинают разделять Восточную и Западную Европу. Это тоже нисколько не способствует улучшению имиджа Восточной Европы. И неважно, что имидж этот неточен, поскольку Польша вместе с Балтийскими странами проголосовали за.

Вопрос возникает и по поводу Эстонии. Как известно, премьер-министр Таави Рыйвас заявил, что Эстония готова согласиться лишь на добровольные квоты. А теперь наша страна проголосовала за квоты обязательные. Понятно, что, учитывая вес Эстонии в Европейском союзе, пространства для маневра особо не было, но объяснить это эстонскому народу все же не помешало бы.
Наибольшая опасность кроется все же в жестком подходе, который продемонстрировал Европейский союз. Что это означает? Европейский союз можно представить в качестве огромного бюрократического монстра, который, однажды набрав скорость, теперь едва ли изменит направление своего движения. Иногда такой механизм хорош для реализации долгосрочных планов, поскольку стратегический подход не совместим с политическими метаниями и сиюминутными политическими интересами.

Но кризис с беженцами – это нечто иное. Он предполагает постоянную готовность менять подход к решению проблемы и готовность заниматься тушением пожара. Однако, теперь может возникнуть ситуация, когда Европейский союз, образно выражаясь, закинет ногу на ногу и скажет, что механизм разработан и что беспокоиться больше не о чем. Разнообразные подразделения Европейской комиссии теперь будут водить пальцем по документу и следить за выполнением квот. Но кризис с беженцами еще далеко не закончился. Европейский союз должен быть готов к новым решениям.

Неясно также и то, насколько скрупулезно квоты будут применяться в отношении тех стран, которые голосовали против. Так, например, премьер-министр Словакии Роберт Фицо заявил, что пока он у власти, никаких квот не будет.

В то же время, Финляндия оказалась единственной страной, которая воздержалась при голосовании, что можно все-таки считать голосом против. Когда Национальная радиовещательная корпорация Финляндии YLE попросила министра внутренних дел Петтери Орпо прояснить ситуацию, тот ответил дословно так: «Да, если трактовать правила по своему усмотрению, то это считается голосом против. Однако, важно то, как это все выглядит. И сейчас в Европе это выглядит так, что Финляндия поддержала это решение, хотя и не голосовала за».
Уяснили? В любом случае, это прямо как цитата из книги «Да, господин министр!».
Текст был в эфире европейских новостей Retro FM 25.09.2015.

No comment yet, add your voice below!


Add a Comment