Март 22, 2019

Брексит для русских

AFP/Scanpix
8 ноября 2018 г. Плакаты намекают на вклад России в "брексит". Их авторы говорят, что хотели подчеркнуть роль ГРУ в референдуме по выходу из Евросоюза.
8 ноября 2018 г. Плакаты намекают на вклад России в "брексит". Их авторы говорят, что хотели подчеркнуть роль ГРУ в референдуме по выходу из Евросоюза.

Есть у Брексита начало, нет у Брексита конца. Приблизительно так, перефразируя советского идолопоклонника Каменецкого, можно описать нынешнюю ситуацию в Великобритании.

После оглашения неутешительных результатов голосования в британском парламенте премьер-министр страны, Тереза Мэй, вновь собирается попросить ЕС отсрочить Брексит на три месяца – до 30 июня. Напомню, что неделю назад британские депутаты отклонили план главы правительства по выходу из состава Содружества, а в последующем проголосовали против так называемого жёсткого Брексита, при котором Британия покидает ЕС без предварительного соглашения. При этом в последующем было принято решение, снова-таки на уровне парламента, — продлить процедуру по выходу Великобритании из состава Евросоюза.

В Брюсселе уже успели отметить, что они могут пойти на отсрочку в три месяца, если Тереза Мэй предоставит им новый чёткий план по выходу из ЕС, план, за который реально проголосует британский парламент. Кстати, следует отметить, что условный жёсткий Брексит до сих пор возможен, ведь голосование депутатов в данном случае является более символическим – оно не обязует правительство к действиям, однако психологически сдерживает его.

Между тем один их ключевых переговорщиков со стороны ЕС, генеральный секретарь Еврокомиссии Мартин Селмайер, днями сообщил: кратковременная пауза в данном случае ни к чему не приведёт, необходима отсрочка до конца 2020 года.

Немецкий дипломат поясняет это тем, что после выборов в Европарламент (авт. – которые непонятно чем закончатся) европейский лидеры будут заняты поиском преемника главе Еврокомиссии (авт. – читай, главе правительства ЕС) – Жан-Клоду Юнкеру.

Более того, думаю, что политическая элита Содружества ждёт перевыборов в британский парламент – к которым всё и идёт, — смены правительства, а, соответственно, нового соглашения по Брекситу, или же другого варианта – повторного референдума в Великобритании относительно целесообразности выхода страны из состава Евросоюза. И в Брюсселе понимают: ни выборов, ни референдума до осени не произойдёт.

Складывается впечатление, что британцы находятся в состоянии хаоса, где каждая неделя полна новых вызовов и сюрпризов. И так длится на протяжении более как двух лет. Поэтому и представляется, что немецкий учёный Вильгельм Швебель был прав, когда говорил, что повторяющийся хаос зачастую становится порядком.

Однако в последнее время всё больше убеждаешься – и здесь я не пытаюсь развить конспирологию, составить ложные прогнозы, — что хаос этот только лишь на первый взгляд является неуправляемым.

Посудите сами, мы два года наблюдаем за тем, как британцы отсрочивают принятие решения по выходу из состава ЕС на более поздний срок, как будто чего-то ждут. Сколько раз уже предложение Терезы Мэй было отклонено, а её план по Брекситу поддавался критике? После такого любой премьер был бы отправлен в отставку по недоверию. Но этого не произошло: дважды парламент голосовал по данному вопросу – причём первый раз инициатором была правящая партия консерваторов, — но Мэй остаётся у власти несмотря ни на что. При этом все прекрасно понимают, что у неё нет явного большинства в парламенте, что внутри партии раскол, но также все знают: её сейчас невыгодно убирать.

Британцы выжидают и молчат. И ждут они не окончания выборов в Европарламенте – они ничего не успеют предпринять, да и говорить им там не с кем — они ожидают другого: результатов работы своих спецслужб. Всё это, как мне представляется, — спектакль для внешней публики. А что действительно важно, так это удержание у власти бывшего министра внутренних дел, хорошо разбирающегося в российских операциях, — Терезы Мэй. Последняя, кстати, вела кейс убийства Литвиненко. Уж второй вопрос, как это происходило; однако и времена тогда были другими. Она же пыталась создать новые политические правила для Интернет-провайдеров.

Но наиболее важное ныне – это убрать российский фактор до того момента, когда в Британии произойдёт смена власти – продуманная смена.

Заблаговременная радость Кремля

Я специально не буду сейчас обсуждать вопросы, связанные с экономическими рисками, что станут перед британцами после выхода их страны из Содружества. Не хотелось бы говорить о расколе внутри консервативного блока, где теперь первую скрипку играет теневая фракция – «Европейская исследовательская группа». Опустим мы и деятельность американских миллиардеров, решивших поиграть в новую игру с условным названием «Радикальная Европа». Здесь также не стоит упоминать и сам по себе конфликт, что сложился между Лондоном и Брюсселем. Все же знают: в разводе всегда виноваты оба. Предлагаю всё же сфокусироваться на более интересном моменте – на странном поведении британской элиты и её отношении к России при данных обстоятельствах.

Вы же, поди, не будете отрицать, что Кремль радуется Брекситу и такой сложившейся в Великобритании ситуации. Опять же, мы не будем обсуждать потери британской экономики в случае выхода из состава Содружества. Давайте лучше поговорим об общей картине. ЕС потеряет надёжного партнёра, что всегда балансировал интересы Германии и Франции. Посмотрите на нынешний негласный «печатный конфликт» между Парижем и Берлином и вы поймёте, о чём идёт речь. Британия являлась наикрупнейшим бенефициаром в европейскую оборону. Именно эта страна владеет (помимо Франции) ядерным потенциалом на континенте. Ослабление её привело не просто к открытию брешей в защите Швеции, стран Балтии, Польши, но и ослабило всю Европу. Я уже молчу о сепаратизме в Шотландии, референдум о независимости в которой послужил череде плебисцитов и революционных потрясений во многих европейских странах. К слову, шотландский-то референдум, если кто забыл, поддерживался напрямую русскими. Бывший лидер главной партии Шотландии, ШНП, Алекс Салмонд (о нём мы ещё вспомним) вообще пошёл работать на Russia Today, что спокойно транслирует пропаганду прямо в Эдинбурге, невзирая на общий конфликт Лондона и Москвы.

В общем, Кремлю нынешняя ситуация очень выгодна; Кремлю и российским олигархам, которые надеются, что выход Британии из ЕС приведёт к созданию на территории Королевства практически оффшорной зоны. Однако давайте не будем отвлекаться.

Теперь, после того как мы согласились с вышеописанным утверждением, которое звучит так: русским выгоден Брексит, давайте вспомним те кусочки паззла, что были ранее утеряны в информационном водовороте.

А начать, пожалуй, следует с ноября 2015 года. Менее чем через год после шотландского референдума британский бизнесмен, владеющий рудниками (например, алмазными) в африканских странах, Аарон Бэнкс, решил начать кампанию по выходу Великобритании из состава ЕС – «Leave. EU». В момент запуска этой кампании он вместе с директором по коммуникации проекта Энди Уигмором встретился в Лондоне с представителями России, одним из которых был посол РФ в Королевстве – Александр Яковенко. Последнего ныне британцы проверяют относительно наличия связей с российскими спецслужбами.

Ранее сообщалось, что на тайной встрече русские предложили Бэнксу стать собственником шести золотых рудников в Сибири. В феврале 2016-го он посетит Москву и объявит, что покупает золото и рудники. При этом, как стало известно в 2018 гому, вложил он в кампанию по выходу Британии из Содружества предельно крупную сумму – 12 миллионов фунтов стерлингов. Как вы понимаете, британское законодательство не позволяет инвестировать из одних рук столь купные суммы в политические проекты.

Таких встреч было одиннадцать. И если вы забыли, посредником между Бэнксом и официальными лицами РФ был представитель посольства РФ в Великобритании – Александр Удод. Последнего выгнали вместе с остальными 22 дипломатами из России сразу после отравления Скрипалей. Думаю, можно понять истинные причины, что побудили британцев изгнать господина Удода.

Кстати, дело Скрипалей также связано с Брекситом, так как при помощи этой операции русские передали сигнал на Даунинг-стрит: мы теперь будем у вас делать всё, что захотим.

Однако, продолжим. Ныне за Бэнксом осуществляется надзор со стороны правоохранительных органов Великобритании, более того, против этого человека открыто отдельное расследование относительно установления происхождения средств, на которые финансировалась кампания по выходу из ЕС.

Именно Бэнкс являлся главным финансистом Партии независимости Соединённого Королевства (UKIP), глава которой, Найджел Фарадж, был одним из лидеров движения «Leave.EU». Интересно, что он был связан с представителями Wikileaks, а также с бывшим главным стратегом Белого дома, идеологом правых радикалов в США – Стивеном Бэнноном. Последний, к слову, не просто является ярым сторонником Кремля, но и участвует в создании правого, если хотите, Интернационала в Европе. Именно этот человек объединяет в одну команду французских популистов во главе с Марин Ле Пен, итальянских правых во главе с министром Маттео Сальвини, а также венгерских, польских, болгарских и других радикалов накануне выборов в Европейский парламент, что пройдут в мае текущего года.

В декабре 2016 года член британского парламента, выступающий против Брексита, Бен Бредшоу заявил о вмешательстве в референдум российских хакеров.

Позднее, в 2018 году, медиа-группа Guardian сообщит, что всем уже известная компания Cambridge Analytica, которая стояла за утечкой из сети Facebook данных более 50 миллионов пользователей во время американских выборов, активно была вовлечена в Брексит. Денежные пожертвования, что отправлялись на кампанию по выходу из состава Евросоюза, переводились на счета канадской структуры AggregateIQ, что является фактически внутренним подразделением Cambridge Analytica. Примечательно, что за этой фирмой стоит американский капитал и российское влияние.

Впрочем, ещё в 2017 году эксперты Калифорнийского университета в Беркли и британского Университета Суонси провели исследование, которое показало: Россия могла повлиять на результаты референдума о выходе Великобритании из Евросоюза. Так, за несколько дней до референдума в июне 2016 года в социальной сети Twitter были зарегистрированы фальшивые аккаунты, с которых было суммарно размещено более 45 тысяч постов в поддержку Brexit. Спустя несколько дней после референдума аккаунты были деактивированы. Точно так же русские поступали во время президентских выборов в США.

Всё это привело к тому, что профильный комитет парламента Великобритании занялся изучением вопроса возможного вмешательства России в референдум по Брекситу. И помимо этого, полагаю, британские спецслужбы активно работают над более масштабным расследованием по этой теме.

И для сего – если опустить все внутриполитические игры внутри британского парламента, — для полноценного, спокойного, неприглядного расследования и нужен, частично, конечно, весь этот абсурдный этюд с голосованием по Брекситу. Понимаю, что это звучит довольно смело, но анализ событий, произошедших за последние два года, приводит именно к этой мысли.

Награда за терпение

Однако не только это наводит на определённые мысли, но и поведение Кремля, его главы – Владимира Путина. И если отсутствие Британии как партнёра в «Концепции внешней политики Российской Федерации» (кстати, появилась именно в декабре 2016 года) ещё можно натужно объяснить исторической конкуренцией Лондона и Москвы, то агитация Путина против проведения второго референдума по Брексит приводит лишь к одному выводу. Очень простому. Россия боится, что после повторного плебисцита, который точно отменит Брексит, будут вскрыты все её действия по вмешательству в британскую политику.

Но вскрывать пока рано. Лондону необходимо больше времени, чтобы не только исследовать должным образом вопрос, но и справится с внутренним кризисом, изменить политический ландшафт, показать предателей.

Против Алекса Салмонда, бывшего главы ШНП (авт. — шотландская партия), ведётся следствие, он арестован. И пускай дело касается возможного изнасилования, все же понимают, что следователи могут добиться от него и другой информации. Например, узнать, каким образом Россия влияла и влияет на шотландскую политическую элиту, как русские работали во время референдума относительно независимости Шотландии. Что они будут делать в случае повторного плебисцита, который, как недавно сказала новый лидер ШНП Никола Стёрджен в интервью Le Monde, просто неизбежен.

Необходимо, чтобы свою роль, своеобразную, и не всегда пророссийскую, отыграли бывшие министры из состава правительства Терезы Мэй. Важно подготовиться к возможным силовым потрясениям в Шотландии, Северной Ирландии, на территории остальной Британии. Ведь недаром указом правительства подняли всех резервистов.

А самое важное, как это обычно случается во время политических кризисов, — это сохранить власть. Поэтому мы и видим, как консерваторы ищут замену действующему премьеру, которая покинет свой пост не ранее конца этого приятного для меня спектакля. И именно по этой причине мы наблюдаем за постепенным расколом в рядах противников Консервативной партии – лейбористов.

Их лидер, Джереми Корбин, которого ещё недавно за глаза некоторые издания подозревали в связях с советским КГБ. Этот человек всегда выступал против США, но в поддержку Путина. Он критиковал иракскую кампанию, агитировал за сближение с Россией, за снятие санкций с этой страны. Более того, он даже отказался обвинять Москву в отравлении Скрипалей. А его помощник буквально недавно был уличён в работе против Украины, в распространении против неё пропаганды на территории Европы. Думаю, не сложно догадаться, штампы агитаторов какого государства просматривались в его работе.

О Джереми Корбине, полагаю, мы ещё многое услышим. А пока в лагере Лейбористской партии наступил раскол, происходит постепенный отток кадров к возможно новому лидеру лейбористов – к Тому Уотсону. А почему так происходит? Потому что господин Корбин молчаливо отказывается от проведения повторного референдума. А кому ещё не нравится эта идея, не помните?

Поэтому, как говорила великая Сара Бернар: «Велик тот артист, который зрителей заставляет забыть о деталях».