24 августа, 2020

Белорусский гамбит Кремля для «Люблинской тройки»

EPA/Scanpix
Протесты в Минске 23 августа.
Протесты в Минске 23 августа.

Эпопея белорусских выборов подходит к концу и можно подвести первые итоги их последствий для региона.

Основные игроки:

  1. «Люблинская тройка»

«Польша, Литва и примкнувшее к ним руководство Украины»… А.Г.Лукашенко.

Ослабление Германии на фоне противостояния Трампа и Меркель, а также пассивной позиции в противодействии российской агрессии и решения украинского вопроса, привели к созданию новой региональной инициативы.

Заявленная министрами иностранных дел Польши. Литвы и Украины «Люблинская тройка», стараниями Минска приобрела не только перспективу стать субъектным игроком на региональном поле, но и общий стратегический интерес. Суть которого в деконструкции «белорусского балкона» России, понятия порожденного советскими генералами в ходе планирования операции «Багратион», по освобождению Беларуси.

Задача не самая простая, но и не такая уж бесперспективная, как может показаться на первый взгляд.

По сути тройка прекрасно представляла расклад и не вмешивалась в избирательный процесс, ведь Лукашенко и белорусскому МИДу удалось создать на внешнем контуре имидж «буферной зоны» для Беларуси как страны, а Лукашенко выступал как гарант сдерживания российского влияния.

Условный «Запад» в этот раз даже своих кандидатов не выставлял, чтобы «не провоцировать Россию» и не напрягать ситуацию. Они финансировали только инфраструктурные избирательные проекты, направленные на поддержку понимания и знания белорусов про демократические процедуры. «Примкнувшее руководство Украины» даже пошло на прямое сотрудничество с «вражеским союзником», перекрыв собственную границу и не выпуская своих граждан в Беларусь в критический момент избирательной кампании.

Но никто не давал гарантий Лукашенко, что нарушение демократических процедур ему спустят с рук, что прекрасно понимал Кремль и воспользовался этим сполна.

 

  1. Кремль

К моменту старта избирательного цикла в 2019 г. Беларусь превратилась для Кремля в «чемодан без ручки». В результате экономических санкций он уже был не в состоянии выполнять свои финансовые обязательства в рамках Союзного государства (задержки с выплатами субвенций из Союзного бюджета) и вынужден был играться с экономическими преференциями в рамках ЕАЭС (налоговый маневр и отказ от преференций в ценах на углеводороды для «союзников»).

На фоне перспектив ужесточения санкций и необходимости возврата капиталов с Запада, российский бизнес рассматривал Беларусь как потенциальную кубышку, где можно было бы передерживать капиталы в период транзита власти в самой России. Однако для этого нужен более лояльный режим в РБ, либерализация экономической модели Беларуси, гармонизация налогового законодательства РБ и РФ, а также «большая приватизация» крупнейших белорусских активов, что могло дать Беларуси экономическую основу для развития, а для Лукашенко гарантии спокойного транзита власти.

Лукашенко не захотел делиться собственным суверенитетом и активами. Задекларировав курс «многовекторности» и «ситуативного нейтралитета», он подорвал доверие Кремля и начал втягиваться в конфликт с ним. Стартом которого можно считать высылку российского посла Бабича, который, по мнению российских экспертов, в Кремле посчитали как «срыв с поводка».

Поэтому в этой кампании Кремль решил сыграть с Минском в «две руки». «Бизнесовая» башня в лице Усманова и углеводородного лобби (Газпром) загоняли Лукашенко как сорвавшуюся с цепи собаку, а «политическая» башня в лице Путина и Козака с Сурковым должна были одеть на него «ошейник» и определить в новый вольер, где он сможет страх на соседей наводить, а хозяевам не мешать.

 

  1. Минск

Лукашенко, на фоне внешнеполитических успехов (визит Помпео и восстановление дипотношений с США, переговоры с МВФ и т.п.), а также лояльной реакции Кремля на его поведение (высылки российских журналистов и ограничение присутствия кремлевских пропагандистских проектов в эфире РБ) «равного среди равных» решил, что он уже достаточно самостоятелен и может играть с Кремлем на «собственной» территории без последствий.

Предполагается, что на всех последних встречах Путин убеждал Лукашенко, что его будущее уже в руках «кооператива Озеро» и ему могут предложить достойное место в новом дивном мире «Союзного государства», где места для честолюбия каждого хватит всем, еще и детям останется. Однако история «приватизации» и отношений с «бизнесовой» башней Кремля не нравилась Лукашенко, т.к. он понимает, что придется делиться и прибылями, и собственным суверенитетом.

В общем Лукашенко, не захотел услышать Путина, что и предопределило трагедию этих выборов для Беларуси.

  1. Китай

Китай лихорадочно искавший точки закрепления в Европе, чтобы диверсифицировать производственные мощности, в условиях торговой войны с США и сохранить свое присутствие на крупнейших рынках сбыта ЕС и Росси, никоим образом не был заинтересован в любой дестабилизации. Китай по сути самоустранился от избирательного процесса, понимая, что кто бы ни победил, китайцы будут в выигрыше, потому как откроется или рынок ЕС или российский. Возрастной Лукашенко для товарища Си, гораздо понятнее и приемлемее любых «молодых да ранних» белорусских оппозиционеров.

Понимая, что «ярлык» на правление в Беларуси находится в Москве, а также понимая, что Кремль жаждет большой приватизации в РБ, Пекин и сам был не прочь поживиться белорусскими активами.

Ровно в силу меркантильных интересов РФ, товарищ Си получил право первым поздравить Лукашенко, что было мудро со стороны Кремля. В итоге США и ЕС, для которых слово Кремля уже ничего не стоит, были вынуждены снизить санкционные обороты.

По сути участие Беларуси в проекте «Один пояс – Один путь», укрепило белорусские позиции на внешнем контуре и сейчас стало неплохим предохранителем от более жестких санкций.

«Белорусский гамбит» Кремля


Гамбит – шахматный дебют, в котором противник жертвует пешку или фигуру для захвата центра или обострения игры.

Исходя из обозначенных выше позиций участников, острую заинтересованность в контролируемом транзите власти имеет только Россия, которая является ключевым бенефициаром всей этой «цветной» вакханалии в Минске.

Единственный вопрос, который для нас останется без ответа еще очень долго, – это играл ли Кремль Лукашенко в «темную» или это часть большой операции ФСБ, в которой Лукашенко четко осознавал отведенную ему роль «жертвы» в кремлевской партии?

Лучше посмотреть на ситуацию с точки зрения двух версий которые, по сути, скорее дополняют друг друга, чем исключают одна другую.

 

  1. Версия «политическая» / Крымский сценарий для Беларуси.

В основе этой версии лежит заблуждение Лукашенко о тотальном контроле над ситуацией в стране и главное уверенность в слабости Кремля, который настаивал на старте процессов транзита власти и формирование нового политического ландшафта в РБ. Зачищенное политическое пространство и скупка оппозиционного движения российскими кандидатами (Бабарико, Цепкало, Тихановский), поставили проекты Лукашенко (Белая Русь) в неравные условия. Логика Кремля в принципе понятна, они в рамках Президентской кампании начали формировать политический ландшафт будущих парламентских выборов и создавать собственный политический пул, в рамках которого:

  • Тихановский — должен был сформировать оппозиционное движение «аля Навальный» и стать лидером для контрсистемной молодежи и городских субкультур.
  • Цепкало – производственник и бизнесмен, должен был работать с целевой аудиторией промышленников и производственников.
  • Бабарико – финансист, должен был взять под контроль финансовую систему и контролировать финансовые потоки.

Однако Лукашенко в этой системе увидел реальную опасность, доставшаяся ему ниша сельского хозяйства охватывает не более 9% занятого населения, а проживают в сельской местности около 23%.

При таком раскладе, пробелорусские силы Лукашенко («Белая Русь» и Народно-патриотическое движение Беларуси О.Гайдукевича) теряют ключевые электоральные ниши и к парламентской кампании просто будут не способны противостоять россиянам. Утрата контроля над Парламентом, фактически обнуляет возможности Лукашенко, контролировать транзит власти в стране и означает фактическую утрату ее суверенитета.

Осознание этой угрозы толкает Лукашенко на отчаянное сопротивление. Он выносит практически всех российских кандидатов. Кремль был очень удивлен, когда остался без своих кандидатов и начал готовиться к укрощению Лукашенко после выборов. Обладая реальной социологией сформировать протестное движение в РБ для Кремля вообще не составляло труда. Активная подготовка протестов началась лишь в июне, при полном дипломатическом нейтралитете россиян. Они не возмутились арестом Бабарико, даже Лавров ничего не сказал Лукашенко по этому поводу, во время своего визита. Что было воспринято Лукашенко и его командой как молчаливое согласие Кремля с его действиями. Запад как обычно выражал «озабоченность», но по сути смотрел на происходящее сквозь пальцы, понимая, что это игра Лукашенко с Путиным.

Зачисткой конкурентов и нагнетанием ситуации через фактор «неизвестности» и постоянных недомолвок, Лукашенко собственными руками подорвал легитимность избирательного процесса превратив его в трагикомедию, достойную сюжета Сервантеса, борьбы Дон Кихота с «ветряными мельницами».

Всем уже было очевидно, что протестов не избежать, но все ждали кого Лукашенко назначит «силами зла»? Ответ на этот вопрос, при всей его однозначности, означал геостратегический выбор Беларуси и дальнейшую судьбу Лукашенко, останется ли он фигурой в регионе или поцелует перстень Путину и выберет путь «кремлевского вассала»?

Жесточайший разгон митингов, на фоне фантасмагории избирательного процесса и тотального недоверия в адекватность оглашенных результатов, привели к активизации внешних игроков.

ЕС и «Люблинская тройка» предлагают свое посредничество и вариант выхода из ситуации, откатанный в 2004м году в Украине, который предполагал бы «второй» тур выборов под наблюдением международных наблюдателей ОБСЕ и РФ, победу Лукашенко пусть и не с таким серьезным отрывом. При этом Беларусь остается в Европейской и международной повестке, а Лукашенко получает легитимный очередной срок и возможность балансировать между Россией и Западом.

Кремль тыкает Лукашенко носом в опыт Януковича, демонстрируя Лукашенко цену договоренностей с ЕС. Вопрос сохранения режима ставится ребром: или Лукашенко действует по кремлевской методичке и получает гарантии Кремля, под обязательства проведения конституционной и политической реформ, написанных в Кремле, или идет по пути Чаушеску и Каддафи. При этом Лукашенко сохраняет президентский статус и получает гарантии безопасности для себя и семьи, но прощается с активной внешнеполитической позицией, гарантирует участие российского лобби в правительстве, заход пророссийских партий в парламент РБ. Таким образом, предложение Кремля фактически дублирует украинский кейс 2014г. по установлению политического контроля РФ за постсоветскими странами.

Крымский сценарий для Беларуси

Суть «Крымского сценария» заключается в создании угрозы прямого вооруженного конфликта с РФ, когда лидер страны ставится перед простым выбором прямого вооруженного конфликта или политических уступок Кремлю.

Задекларированная Лукашенко политика «многовекторности» предполагает долгосрочную стратегию удержания «полюсов силы» в зоне своих стратегических интересов. Минск не имел собственной глобальной повестки, стратегии или позиции типа «построение демократического государства» или «формирование новой архитектуры безопасности». Другими словами, у Лукашенко не было проекта, в рамках которого он мог бы балансировать интересы глобальных игроков и обеспечивать стратегическое сдерживание агрессии. Вместо этого Лукашенко просто говорил лидерам различных полюсов то, что они хотели слышать, наивно полагая, что это и есть «политика». С другой стороны, стратегия «сохранения Минска в зоне общих интересов различных «полюсов силы», в условиях открытого конфликта между РФ и Западом, была абсолютно не рабочей.

Степень взаимного проникновения и зависимости между РФ и РБ таковы, что по сути Минск оказался в ситуации безальтернативного выбора и был обречен «вернуться в родную гавань» российского суверенитета, что прекрасно осознавали и на Западе, и в Кремле. Удержать баланс интересов всех игроков в этих условиях для Беларуси было нереально.

Мы далеки от недооценки профессионализма белорусских спецслужб, поэтому будем исходить из того, что они прекрасно понимали ролевое распределение участников кампании, прежде всего разницу интересов РФ и «Люблинской тройки». Имея трех прямых пророссийских претендентов на пост Президента РБ, Минск прекрасно осознает, кто управляет протестом и в чьих руках судьба режима.

В начале августа сразу после задержания «вагнеровцев» начались перемещения войск на границе РФ и РБ (euroradio.fm/ru/rossiya-perevodit-voyska-k-granice…), а затем РБ объявила маневры (www.gazeta.ru/army/2020/08/04/13177561.shtml).

Затем началась информационная операция РФ по дискредитации Лукашенко, на пике которой директором российского канала «RT» Маргариты Симоньян в Твиттере был опубликован конкретный призыв «вежливым людям» навести порядок. Как они умеют» (news.liga.net/world/news/glavred-rt-prizvala-vvest…). Белорусскими силовиками это было прочитано как прямая «угроза силой» и крах всей дипломатической стратегии Минска.

Угроза вооруженного конфликта с РФ в условиях, тотальной делигитимации Лукашенко, делают его выбор более чем очевидным и фактически предрешенным. Естественно, в этих условиях «силами зла» Лукашенко объявляет «Люблинскую тройку», Россия остается в роли «верного Союзника». В Беларусь отправляется армия российских «профессионалов» информационного фронта на спасение Лукашенко.

Однако, последствия для Лукашенко будут фатальными, он станет сакральной жертвой Кремля на пути его возвращения за европейский стол геостратегической игры. Таким образом, можно констатировать первую успешную «цветную» революцию на уровне государства, реализованную россиянами, с широким окном возможностей для ее «экспорта» дальше на запад через открытый «белорусский балкон».

  1. Версия «конспирологическая»

Первые информационные операции РФ по дискредитации Украины, с использованием белорусского президента в качестве «агента влияния», в роли «доверенного источника», реализовывались спецслужбами РФ еще в 2016-2017гг. Нужно напомнить ряд провокаций российских спецслужб (прорыв джипа из нейтральной зоны на территорию РБ, задержания украинских проповедников и студентов в период «Марша дармоедов», дело неизвестных «оружейников», дело «Шаройко» по своему характеру идентичное задержанию Сущенко) вызывали незамедлительную реакцию Лукашенко, который делал громкие заявления, обвиняя Украину в экспорте «экстремизма», «трафике оружия», «шпионаже» и прочих, сопутствующих любому вооруженному конфликту, проблемах для соседей. Практически все доведенные украинской стороной контраргументы не воспринимались Минском, не говоря уже об официальных реакциях МИД РБ на прямые действия россиян на территории РБ (похищение П.Гриба, задержание украинских публичных персон С.Жадан и ряда журналистов).

Такая координация действий российских и белорусских спецслужб дает право сегодня рассматривать Беларусь как «транзитный коридор» для легализации представителей российских спецслужб за рубежом.

Тотальная зачистка политического пространства РБ перед выборами (практически вся национал-патриотическая оппозиция была маргинализирована, лишена финансовой поддержки и выведена в тень), открывает перед российскими спецслужбами широкие возможности:

  • Сформировать «антилукашенковское движение», запустив на выборы ряд кандидатов в президенты, каждый из которых будет играть свою роль и будет ориентирован на разные целевые аудитории.
  • Насытить команды кандидатов своими представителями.
  • Плотное взаимодействие кандидатских команд с сеткой западных НГО, составляющих инфраструктуру обеспечения демократических избирательных процедур, открывает для Кремля возможность получить историю сотрудничества и контакты для дальнейшего транзита на Запад.
  • Разгром протестов в РБ и старт программ поддержки «оппозиции», хорошая возможность для Кремля перебраться уже в европейские страны и влиться в радикальные движения на западе.

Таким образом, Беларусь становится идеальной «транзитной зоной», пока Кремль будет формировать условия для транзита власти в РБ, переписывая ее конституцию, параллельно развивая своего игрока на белорусском поле, а Лукашенко бороться с “НАТОвскими шпионами” и организаторами беспорядков, высылая их на Запад.

Начавшаяся глобальная смена поколений порождает необходимость российским спецслужбам создать новые позиций в западных странах. В условиях развернувшегося конфликта между Западом и Россией, жесткого контроля со стороны западных спецслужб в отношении российских граждан, это – достаточно сложная задача.

Массовость протестов и беспрецедентная жестокость «белорусских» силовиков, умноженные на раскрученную «злопамятность» Лукашенко, создают идеальную ситуацию для снижения уровня контрразведывательного контроля за политическими беженцами не только «Любленской тройки», но и ее партнеров.

С точки зрения контрразведывательного режима «Союзного государства» ситуация так же идеальная. Порожденные в этой избирательной кампании «оппозиционеры», на основе которых может сформироваться «движение сопротивления российской оккупации», интегрированные в западные проекты, становятся идеальными источниками информации. Ведь по сути они получат доступ к целям, задачам и планам западных спецслужб в отношении «Союзного государства», а также становятся идеальным средством саботажа и доведения дезинформации.

В этой версии история с «вагнеровцами» может выглядеть совсем иначе. Клюнув на белорусского «червячка», контролируемого РФ и его желание спрыгнуть с российского «крючка», спецслужбы «Люблинской тройки» действительно поделились оперативной информацией с Лукашенко. Только вот Лукашенко, вместо того что бы вступить в борьбу с российскими провокаторами, сообщил в Кремль, что группа провокаторов спалена и ее дальнейшее использование на западе чревато громкими провалами. Вот тут-то и начинается операция «прикрытия». Лукашенко получил команду принять группу с шумом и истерикой, что бы все подумали, что РБ была конечной точкой их операции. Так что Кремль быстренько запустил историю про «супер-операцию украинских спецслужб», в ходе которой Лукашенко просто обманули. Разобравшись в ситуации, Лукашенко просто вернул бедных российских «туристов» на родину. По сути-то логика операции, все равно предполагала возвращение белорусского «блудного сына» в российское лоно и обвинения «подлого Запада» в агрессии против Беларуси.

И операция пошла дальше по своей логике. Цепкало с гастролями в Киеве и Варшаве, Тихановская в Литве, снижение активности протестов, после заявления «Люблинской тройки» про готовность принять политических «беженцев». Аресты членов «Консультационного совета», которых просто использовали и сейчас на них повесят всех собак, показывая бессилие и ненадежность Запада в противостоянии с «Союзным государством».

Новые реалии «постбелорусского» мира

Не стоит недооценивать масштаб последствий белорусского транзита власти. Отказ Лукашенко от общения с Меркель и Макроном можно расценивать как демонстрацию новой реальности. Минск уходит с внешнеполитического трека, как полноценный субъект региональной политики.

В разговоре с Меркель Путин нарисовал ей перспективы Беларуси и дал гарантии сдержанности Лукашенко в отношении «оппозиции» при условии невмешательства ЕС в транзит власти и не очень серьезных санкций. В этих условиях Путин мог предложить новую роль Беларуси как «транзитной зоны» или «ширмы» для обхода санкций наложенных на РФ. Поэтому, формальная видимость суверенитета РБ будет сохранена, но «эффективный контроль» будет сохраняться за Кремлевскими башнями.

Благодарность Владимира Макея США за «поддержку суверенитета» (www.belnovosti.by/obshchestvo/vladimir-makey-vyraz…) – это и есть формализация «независимого» статуса РБ в реальности Кремлевской «родной гавани».

 «Люблинская тройка» и позиция Украины в новой реальности

В обвинениях Лукашенко, прозвучавших в адрес «Люблинской тройки» (Польши, Литвы и «примкнувшего к ним руководства Украины»), целенаправленное отделение Зеленского от страны, звучит как личная угроза и предупреждение, что Украина может быть следующей мишенью РФ в реализации «белорусского» сценария.

Уже сейчас наблюдается раскачку ситуации вокруг участия в выборах прифронтовых районов Донецкой и Луганской области (polityka.today/tsyk-prosyt-utochnyt-sytuatsyiu-s-b…). Депутаты от ОПЗЖ фактически начали ставить под сомнение легитимность избирательного процесса и органы власти в Донецкой и Луганской областях, по сути шантажируя Зеленского уголовными преследованиями за «неисполнение его конституционных полномочий» (politics.comments.ua/news/domestic-policy/u-cik-es…).

Разворачивающаяся ситуация несет в себе угрозу эскалации внутриполитического конфликта и возможность организации массовых протестов в Донецкой и Луганской областях под политическим кураторством ОПЗЖ. В разрешение конфликта будут втянуты внешние игроки (участники Нормандской четверки). При этих условиях Кремль вполне может выступить посредником в переговорах на стороне всеукраинской политической партии (ОПЗЖ), и этот процесс может вынести потребность изменения украинской конституции из Минской повестки в Киевскую. По сути создается возможность объединения двух кейсов – белорусского и украинского – с одним знаменателем, восстановление кремлевского контроля над ситуацией в этих странах. И если для РБ эта ситуация природная, то в Украине она приведет к очередному конфликту.

Другим не менее тревожным сигналом является ряд заявлений пролукашенковских экспертов с угрозами признания Беларусью оккупированных Россией территорий Крыма, Абхазии и Южной Осетии.

Это – вызов, который ставит пред украинской дипломатией сложную задачу по выработке стратегической рамки в отношении ситуации в РБ не только в двустороннем формате, но и на региональном и глобальном уровне. Ключевая сложность заключается в том, что делигитимировать такие решения можно только в том случае, если Лукашенко не будет признан Западным миром в качестве легитимного Президента, а против страны будут введены соответствующие санкции, понижающие статус Беларуси в глобальных организациях ОБСЕ и ООН (от лишения права голоса, до ограничения участия в работе групп). С другой стороны, столь жесткий подход исключает варианты диалога с органами власти республики.

Однако, если посмотреть на ситуацию более пристально, то видно, что столь жесткий подход, в сложившейся ситуации единственный вариант сохранить хоть какое-то демократическое влияние на ситуацию в Беларуси. Российская экономика не выдержит нагрузку еще 5-ти Крымов и дополнительных санкций, а, следовательно, Кремлю надо будет, идти на уступки Западу ради смягчения санкционного режима за ситуацию в РБ, что открывает шанс сохранить политическое присутствие прозападных сил в Беларуси.

С другой стороны, открывается возможность «Люблинской тройке» утвердиться как субъектному региональному объединению, заняв жесткую позицию в отношении Беларуси, и на своем уровне ужесточить условия транзита товаров и услуг из Беларуси.

Позиция «Люблинской тройки» и ее партнеров в оценке происходящего в Беларуси сегодня должна быть однозначной и общей для всех стран:

  1. «Мы наблюдаем, аншлюс и оккупацию Беларуси Российской Федерацией, путем легитимации коллаборационистского диктаторского режима Лукашенко. Все происходящее практически выводит Россию на границы Евросоюза и создает угрозу экспорта российской агрессии на страны ЕС».
  2. Мы должны поддержать национально-освободительное движение белорусского народа и помочь белорусам самоопределиться на честных и демократических выборах под контролем ОБСЕ.
  3. До момента проведения честных и демократических выборов мы оставляем за собой право ввести жесткие санкции против белорусского режима.
  4. Мы осуждаем вмешательство РФ во внутренние дела Беларуси и настаиваем на дополнительных санкциях против российского бизнеса, имеющего активы в Беларуси.
  5. Мы настаиваем на консультациях представителей Лукашенко и представителей «координационного совета», представляющего протестующих, при посредничестве ОБСЕ и стран «Люблинской тройки».

Ретрансляция и развитие данной позиции открывает возможность переформатирования сегодняшних «протестных» движений в «национально-освободительное» в краткосрочной перспективе.

В среднесрочной перспективе, просматривается возможность появления прозападных политических проектов в политическом ландшафте Беларуси, к моменту демократических выборов.

В долгосрочной перспективе мы получаем возможность продолжить политическую борьбу за присоединение Беларуси к «Люблинской инициативе» и формирование серьезного регионального проекта с участием стран Балто-Черноморского региона.

Жесткое санкционирование экономических отношений с РБ имеет еще и внутреннее значение для Украины. Сокращение поставок базовых продуктов в Украину, а это ГСМ, цемент и металл. Повышение пошлин на белорусские товары ударит по экономическим возможностям российского политического лобби в Украине, который сегодня полностью контролирует поставки ГСМ из Беларуси и РФ, за счет чего и идет финансирование их медиа-ресурсов и возможных протестных акций в Киеве.

Агрессивная политика Кремля в Беларуси, может быть использована Украиной, как окно возможностей для ребрендинга и переформатирования Минского процесса.

Аншлюс Беларуси фактически лишает ее нейтрального статуса, что может стать причиной переноса площадки в Женеву или Будапешт, что приведет к ребрендингу площадки и даст Украине следующие возможности:

  1. Отсечь от процесса возможности участия представителей ОРДЛО как граждан Украины. Это открывает возможность говорить о нелегитимности действующего «коллаборационистского» или «оккупационного» режима в ОРДЛО, который в силу своего гражданства презентует на этой площадке исключительно Кремль.
  2. Аншлюс Беларуси дает возможность продублировать санкционный режим против РФ, до момента проведения демократических выборов в Беларуси. Это позволит обнулить Минский протокол, без страха, что санкции за его невыполнение будут сняты с РФ, до момента заключения нового соглашения по деокупации украинских территорий ОРДЛО и Крыма.
  3. Учитывая намечающийся транзит власти в Германии, можно сменить и Нормандский формат, добавив к участникам США и Великобританию.

В целом же следует сказать, что активное поглощение РФ Беларуси, приведет к активизации сопротивления самих белорусов и старту дискуссии внутри самой России по поводу имперской экспансионистской политики Кремля, которая несет лишь убытки для самих россиян.

На фоне дополнительных санкций это может спровоцировать очередную волну протестов в РФ. Особый статус Беларуси внесет свой дисбаланс в отношения Москвы и национальных республик (Татарстан, Чечня, Башкирия и т.п.), которые захотят получить и больше полномочий и больше свобод, а глядя на сопротивление белорусов, начнут расшатывать и саму федерацию.

Таким образом, нужно рассматривать Беларусь как «пилюлю» свободы в одряхлевшем теле «Российской империи», которая может стать триггером изменений и в самой России.