4 мая, 2015

Зарубежные миссии сил обороны: конец одной эпохи, начало другой?

Estonian Defence Forces

В апреле Эстония уже в третий раз отметила День ветеранов в знак благодарности и признания тех мужчин и женщин, которые в ходе далеких международных военных операций способствовали усилению безопасности Эстонии и повышению ее статуса на международном уровне.

В этом году исполнилось 20 лет с того дня, как эстонские военные впервые приняли участие в международной миссии. Тогда речь шла о миротворческой операции ООН в Хорватии. По данным сил обороны, на сегодняшний день среди нас живут порядка 2700 ветеранов зарубежных миссий. Несомненно, именно их деятельность в различных уголках мира сыграла очень важную роль для поддержания высокого престижа Эстонии среди наших союзников.
В глазах эстонской общественности зарубежные миссии стали неотъемлемой частью образа армии. Согласно последнему опросу общественного мнению на тему государственной обороны, который был проведен АО «Turu-Uuringute», 64% жителей Эстонии считает, что подразделения сил обороны должны по мере возможности принимать участие в зарубежных операциях.
Однако, на сегодняшний день сложилась ситуация, когда изменения обстановки с безопасностью и в нашем регионе, и в мире в целом, повлияли на объем и суть участия нашей армии в международных миссиях. Конечно же, эстонские штабные офицеры, члены инструкторских команд, военные наблюдатели и другие специалисты продолжают принимать участие в миссиях НАТО, ЕС и ООН, но с конца августа 2014, когда пехотное подразделение вернулось с миссии ЕС в Центральноафриканской Республике, Эстония не была представлена в зарубежных операциях своими армейскими подразделениями. Речь идет о необычной ситуации, которая последний раз наблюдалась во второй половине 1990-х годов. И хотя в мае группа наших военных отправляется в южный Ливан для участия в миротворческой миссии ООН, все же можно признать, что закончилась целая эпоха, когда эстонские вооруженные силы участвовали в зарубежных операциях на ежедневной основе – с целью обеспечить постоянную готовность 10% личного состава сухопутных войск, то есть так называемую «юзабилити» войск НАТО.
Подобное резкое уменьшение масштаба участия в операциях по сравнению с прошлым десятилетием заметно и в случае со всеми нашими союзниками, как по эту, так и по ту сторону Атлантического океана. С одной стороны, российская агрессия в Украине снова заставила обратить внимание на опасности, связанные с суверенитетом и территориальной целостностью самих европейских стран. С другой стороны, долгосрочные изнурительные зарубежные операции вызвали четко выраженную усталость как в вооруженных силах западных стран, так и в обществах в целом, усталость от затратного международного вмешательства, результат которого зачастую сомнителен.
Ярким примером здесь может служить то, что одним из главных обещаний Барака Обамы во время его избрания на пост президента было прекращение участия в войне в Ираке и Афганистане. В 2011 году тогдашний министр обороны США Роберт Гейтс открыто заявил, что любой будущий министр обороны, который посоветует своему президенту послать большое подразделение американских сухопутных войск на Ближний Восток, в Азию или Африку, должен будет пройти проверку на состояние психического здоровья. Если рассматривать эпоху после терактов 11 сентября, то с гибелью в Афганистане одного американского солдата 8 апреля текущего года закончился рекордный период длиной в целых 116 дней, в течение которого из-за враждебных действий в мире не погиб ни один военнослужащий США. Давайте сравним это с годами, когда по сути ежедневно поступали новости об американских солдатах, погибших в Ираке или Афганистане!
Сколько бы ни было понятно желание полностью отстраниться от окружающего мира и оставить решение тамошних проблем на местных жителей, в глобальном мире это все же не является ни возможным, ни разумным. Действия формирования, именующего себя Исламским государством, не содержат ни одного намека на возможность отступления в Сирии и Ираке, из-за чего международная коалиция под руководством США была вынуждена расширить военное вмешательство, направленное против ИГИЛ. В Афганистане напряженно ожидают последствий традиционно резкого весеннего увеличения активности Талибана. В свою очередь, прежде всего страны южной Европы с обеспокоенностью следят за хаосом по другую сторону Средиземного моря. В то же время число беженцев, которые по морю прибывают из Ливии и, в основном, на итальянское побережье, достигает уже сотен и даже тысяч человек в день.
Таким образом, на сегодняшний день войска США снова оказались в Ираке, в стране, на территории которой проливали кровь многие американцы и о которой администрация Обамы на какое-то время после вывода войск пыталась забыть. План по окончательному выводу последних американских войск и из Афганистана по-прежнему в силе, хотя темпы вывода располагающегося там военного контингента заметно снизились. Царящий на Средиземном море кризис с беженцами, в свою очередь, заставляет Европейский союз обсуждать и возможность проведения миссии в самой Ливии.
В отличие от, например, прежних операций на Балканах, в Афганистане и Ираке, сегодняшние и возможные будущие международные военные миссии с участием пехоты будут не столько связаны с с задачами ведения боев, сколько прежде всего направлены на обучение и консультации местных структур и бойцов в регионе проведения миссии. Так выглядит миссия НАТО в Афганистане «Решительная поддержка» («Resolute Support»), заменившая собой операцию ISAF, инструкторская миссия Европейского союза в Мали, а также помощь курдским бойцам пешмерга и службам безопасности в Ираке, которую осуществляют с дюжину стран, преимущественно входящих в НАТО, и которая ведется параллельно с воздушной кампанией против ИГИЛ. Подобная тенденция наблюдается и в Украине. И хотя российское вето сделало невозможным проведение широкомасштабной международной военной миссии в Украине на основании резолюции Совета безопасности ООН, например, США, Великобритания и Канада уже направили или собираются направить своих военных в Украину для обучения местных бойцов.
Следовательно, вполне возможно, что в обозримом будущем эстонским силам обороны придется готовиться к участию именно в международных инструкторских миссиях. Число личного состава, задействованного в подобного рода миссиях, конечно же, будет меньше, чем в случае с прежними военными операциями. Развитие связей с союзниками, улучшение международного имиджа Эстонии и наработка опыта военнослужащими – все это является одной из причин, по которым Эстония и в дальнейшем должна вносить свой соразмерный вклад в обеспечение международной безопасности.

В категориях: БлогТеги:

No comment yet, add your voice below!


Add a Comment