19 февраля, 2018

Выборы и безысходность в России

AFP/Scanpix
Сторонники лидера оппозиции Алексея Навального выступают за бойкот президентских выборов 18 марта на митинге в Москве 28 января 2018 года.
Сторонники лидера оппозиции Алексея Навального выступают за бойкот президентских выборов 18 марта на митинге в Москве 28 января 2018 года.

Февраль — это середина формальной избирательной кампании. Но о предстоящих выборах в России почти ничего не напоминает. Власти прикладывают определенные усилия, чтобы обеспечить явку. Прийти на выборы приглашают биллборды на улицах, объявления в общественном транспорте и даже пакеты в магазинах. Но предвыборной борьбы нет.

Дело даже не в том, что исход выборов предрешен. Если формальные кандидаты приняли решение участвовать в предложенном электоральном процессе, они должны что-то делать, чтобы симулировать борьбу. Кандидаты опубликовали свои предвыборные программы, но вряд ли потенциальные избиратели интересуются официальными документами. Неслучайно, будущий победитель и действующий президент Владимир Путин до сих пор не представил свои планы на следующий срок. Ожидается, что программу он озвучит в ходе ежегодного послания Федеральному собранию.

Протесты, организованные Алексеем Навальным 28 января, не удались. Количество участников, вышедших на улицы Москвы и Петербурга, снизилось по сравнению с акциями 2017 года. Но, как и раньше, протестующие действовали без какого-либо явного плана. Они просто ходили по центральным улицам городов, иногда сталкиваясь с полицией. Навальный не анонсировал новые митинги. Его главный проект сейчас — это подготовка наблюдателей для выборов. Наблюдатели должны фиксировать явку, которая, по мнению оппозиционера, должна быть низкой. Логика проста: власти хотят продемонстрировать массовую поддержку Путина. Очевидно, что он получит подавляющее большинство голосов. Но поддержка не будет выглядеть действительно массовой, если явка окажется меньше 70% (по крайней мере, на такие цифры ссылается сам Навальный). Аполитичность и пассивность россиян позволяют сомневаться в том, что многие из них придут на избирательные участки.

Мобилизация наблюдателей способствовала протестам после парламентских выборов 2011 года, но нет никаких гарантий, что та же стратегия принесет успех в 2018 году. Поправки к законодательству ограничили полномочия наблюдателей. К тому же, гражданская активность снизилась даже по сравнению с 2011 годом.

Тем временем российские спецслужбы усиленно работают накануне выборов и чемпионата мира по футболу. В нескольких городах проходят аресты активистов, прежде всего — анархистов и антифашистов. Их обвиняют в создании террористических групп. Правозащитники и сами арестованные свидетельствуют о пытках. Российские анархисты не занимались ничем, связанным с терроризмом, со времен Гражданской войны, поэтому обвинения выглядят откровенно сфабрикованным. Но крупные события в России всегда приводят к ужесточению режима и хаотичным репрессиям.

Ажиотаж в русскоязычных социальных сетях вызвала новость, появившаяся 12 февраля: Путин простудился. В марте 2015 года общественность с таким же энтузиазмом комментировала его внезапное исчезновение. Президент тогда не появлялся на официальных мероприятиях больше недели. Никто не выяснил, что произошло, но реакция либерально настроенных граждан примечательна. Оппозиция не верит в собственные силы и считает, что политические перемены в России наиболее вероятны только в случае болезни или смерти Путина.

No comment yet, add your voice below!


Add a Comment