20 мая, 2015

Восточное партнёрство: Si vis pacem, para bellum (хочешь мира — готовься к войне)

После того, как последний саммит Восточного партнёрства (ВП) в 2013 году в Вильнюсе стал катастрофой для Украины, остаётся всё меньше шансов, что на мероприятии в Риге ЕС достигнет больших успехов. Однако, в течение двух дней Рижского саммита европейские лидеры должны оценить свою готовность усилить политическое сдерживание в регионе. Чтобы выстроить устойчивую внутреннюю систему в тех странах ВП, где разворачивается кризис, лидеры ЕС должны внедрить односторонний механизм реагирования, перейдя от дипломатии ответных действий к проактивной дипломатии с одной чёткой целью — создать безопасное пространство для успешного проведения реформ.

Признание ограничений

В действительности, нет никакой нужды заново определять понятие Восточного партнёрства. Скорее, есть необходимость принять свойственные этому формату ограничения и работать над пройденными уроками. В дипломатической повестке дня преобладала российская агрессия в Украине, она поставила под вопрос способность ВП функционировать без ясного понимания сложной стратегической обстановки в регионе. Тот факт, что пять из шести стран ВП уже вовлечены в территориальные споры с Россией, предполагает, что последняя так и не смогла стать региональным партнёром. Кремль нарушил принцип «si vis pacem, para bellum» (хочешь мира — готовься к войне) военными и нелинейными способами, а также умышленно нарушил территориальную целостность суверенного государства. Лидеры ЕС и партнёры ВП должны изменить своё мышление в сторону развивающегося сдерживания и общей безопасности, тем самым акцептировав истинность латинской пословицы «si vis pacem, para bellum» (хочешь мира — готовься к войне).
Будучи связанным бюрократическими процессами ВП, ЕС до сих пор брал на себя упреждающую роль и функцию ответных действий. Поскольку после Вильнюса стало совершенно очевидно, что Россия и Евросоюз имеют совершенно разные точки зрения относительно будущего своих соседей, ЕС должен посмотреть реальности в глаза — он уже вступил в игру по геополитическому соперничеству. Тем не менее, набор инструментов, используемых Брюсселем для ответа, должен быть другим. Он должен перейти от дипломатии ответных действий к проактивной дипломатии.
Хрупкое Минское соглашение, лежащее в основании с трудом поддерживаемого режима прекращения огня между группами пророссийских сепаратистов и украинскими силами на востоке страны, сделала лидеров ЕС геополитически осторожными в плане любых амбициозных заявлений в отношении ВП. Даже если ВП и является двусторонним форматом сотрудничества между ЕС и шестью партнёрами, пророссийские сепаратисты и российская военная техника на территории одной из стран ВП служат напоминанием о том, что де-факто Кремль уже вовлечён в процесс планирования ВП. В рамках Минского пакета соглашений Россия была включена в трёхсторонние переговоры по вопросу создания глубокой и всеобъемлющей зоны свободной торговли между Украиной и ЕС. На деле трёхсторонние встречи министров главным образом были сфокусированы на одной задаче — достичь практического решения проблем, поднятых Россией. В результате соглашение было отложено до января 2016.
Подобный парадокс не должен становиться общей практикой. Без сомнения, руководители ЕС должны быть готовы сдерживать непрерывные попытки России дестабилизировать регион, сохраняя при этом открытый диалог с Москвой. Кроме того, нельзя позволять ей диктовать повестку дня. Если Россия хочет обеспечить конкурентоспособность своих товаров на украинском рынке, то она должна вести переговоры с Киевом на двусторонней основе и не требовать внесения изменений в Соглашение о свободной торговле между ЕС и Украиной. Евросоюз должен ясно дать понять, что он не намерен больше откладывать реализацию двустороннего соглашения с Украиной.

Более сильный толчок для реформ

Даже если Кремль думает иначе, программа ВП не является геополитической инициативой. Так же как поддержка и управление процессом реформ в регионе ВП не является антироссийской политикой. Программа ВП — это способ предоставить пакет реформ, обеспечивающих строительство государства, верховенство закона и развитие возможностей рынка в странах-партнёрах. К сожалению, внутренняя институциональная слабость всех шести стран ВП до сих пор подрывает реформы и подкрепляет сомнения относительно возможности дальнейших откатов к прошлому в регионе. Однако, это не может остановить неминуемую смену поколений и установление демократического подхода в Молдове, Грузии и Украине, а также проевропейские движения в более изолированной среде гражданского общества таких стран, как Азербайджан, Армения и Беларусь.
На самом деле, мягкая сила ЕС не работает. Инициатива ВП обеспечила конкретную основу для реализации этого видения, и не в последнюю очередь благодаря Договорам об ассоциации и глубокой и всеобъемлющей зоны свободной торговли, подписанным с тремя странами в 2014 году. Для поддержания этой тенденции Брюссель должен обратиться к своему главному пропагандистскому инструменту — либерализации визового режима. В апреле 2014 года безвизовый режим был предоставлен Молдове. Грузия и Украина с большим упорством и политической волей работают над осуществлением своих планов действий по либерализации визового режима. Процесс продвинулся довольно далеко, однако он должен быть ускорен и должен в большей степени поддерживаться технически и финансово, как один из инструментов строительства «моста» между представителями гражданского общества и бизнес-секторами в ЕС и регионе ВП.
Финансирование ЕС должно незамедлительно поступать в те страны, которые демонстрируют реальный прогресс и показывают сильную приверженность к демократическим ценностям ЕС. В долгосрочной перспективе реформы являются эффективным средством для создания устойчивости в противовес неопределённости и нестабильности, однако этого не будет достаточно для того, чтобы в разумные сроки ответить на разворачивающийся кризис. ЕС должен пересмотреть свой комплексный подход к урегулированию конфликтов. Безопасность и оборона теперь значат больше, чем когда-либо.

Более тесное сотрудничество в области безопасности и обороны

Российская агрессия в Украине подняла вопрос о том, как ЕС может и должен реагировать на кризис у своих соседей. Новая реальность по соседству с ЕС демонстрирует необходимость включить вопросы безопасности в основу ВП. Двусторонние Договоры об ассоциации между ЕС и тремя странами ВП (Молдовой, Грузией и Украиной) подчёркивают необходимость укрепления сотрудничества в сфере безопасности, ведения диалога по вопросам обороны и безопасности и, кроме того, продвижения принципов независимости, суверенитета и территориальной целостности. Между тем, компонент безопасности является неоправданно слабым в многостороннем измерении ВП. Кажется, что страны ЕС осознают важность гарантий суверенитета, но воздерживаются от того, чтобы подойти к этому вопросу на более широком, геополитическом уровне. Пора признать, что нынешнее развитие событий в Украине выдвинуло вопросы безопасности на передний план.
В качестве практической рекомендации, Евросоюз должен убедиться, что пересмотренная и обновлённая политика ВП делает даже больший упор на двустороннее сотрудничество в рамках Общей политики безопасности и обороны (ОПБО). Страны ВП уже показали, что у них снова появился интерес и желание присоединиться к миссиям ОПБО: Украина внесла свой вклад в виде фрегата в операции EUNAVFOR Atalanta в 2014 году, Молдова приняла участие в военной учебной миссии ЕС в Мали, Грузия выделила одну пехотную роту (156 военных) миротворческим силам ЕС в Центральной Африканской Республике, сделав это вторым по величине вкладом в данную операцию. Твёрдая приверженность стран ВП сотрудничеству в области обороны и безопасности, а также возрастающая нестабильность в регионе посылают ЕС чёткий сигнал о том, что содружеству стоит укрепить свою роль «поставщика безопасности» в близлежащих регионах, чтобы в результате восстановить доверие и усилить партнёрство.

Безопасность vs. реформы или реформы vs. безопасность

Мы должны признать недостатки процесса ВП в Украине из-за неспособности ЕС дать сильный политический ответ на нарушение Россией суверенитета государств региона ВП. Даже с учётом всего, что случилось, санкции не были реализованы в полном объёме, а Договор об ассоциации и создание глубокой и всеобъемлющей зоны свободной торговли с Украиной были отложены до 2016 года. Украина должна провести определённое количество реформ, но ЕС должен обеспечить Украине возможность сделать. Финансовая помощь всем странам ВП очень важна, равно как и строгий принцип возрастающей обусловленности. При этом не стоит пренебрегать областью безопасности и обороны. Ни одно политическое руководство не будет в состоянии реализовать жёсткие реформы, пока его сосед культивирует внутренние конфликты, используя полный арсенал военных и дипломатических инструментов. Молдова и Грузия добились твёрдых результатов в процессе реализации ВП, так что позволить разразиться другим региональным конфликтам было бы геополитическим провалом. Политических руководителей региона ВП следует поощрять к тому, чтобы они брали на себя риски по искоренению коррупции и экономической неэффективности при условии обеспечения стабильной и безопасной обстановки.
Рижский саммит не станет площадкой для амбициозных заявлений. Это важное событие, которое послужит напоминанием о том, что страны ВП вместе с лидерами ЕС действуют по плану и тесно сотрудничают, настаивая на большем количестве реформ, как лучшем способе сформировать устойчивость в условиях неопределённости и нестабильности в регионе.

В категориях: БлогТеги:

No comment yet, add your voice below!


Add a Comment