22 июня, 2020

Почему и как мешают отличить своё от чужого?

Reuters/SCANPIX
Хоровые исполнители песен идут в традиционных костюмах во время шествия, посвященного 150-летию фестиваля Певческого праздника в Таллинне, Эстония, 6 июля 2019 года.
Хоровые исполнители песен идут в традиционных костюмах во время шествия, посвященного 150-летию фестиваля Певческого праздника в Таллинне, Эстония, 6 июля 2019 года.

Очевидно, что, например, для стран Балтии и Украины национальная стойкость, среди прочего, означает естественное отторжение (но не забвение!) советского наследия как совершенно чуждого, ретроградного и отравляющего.

Будучи многогранным конструктом, национальная стойкость как явление состоит из нескольких взаимозависимых частей, одна из которых особенно интересна –насколько в формировании стойкости на общественном уровне важна та роль, которую совокупно играют наши нынешние представления и сегодняшние мысли, воспоминания из прошлого и прогнозы на будущее?

Я всегда сравниваю стойкость с иммунной системой человека – структурой, которая защищает наш организм от различных вредных чужеродных форм. И хотя на личном уровне чья-то иммунная система всегда очень индивидуальна и уникальна, она, тем не менее, действует как механизм принципиально одинаково во всех человеческих телах: специфично, индуктивно и адаптивно. Эти функциональные характеристики также являются общими и для национальной стойкости – явления, используемого для описания того, насколько бдительны, сильны, обучаемы, памятливы, адаптивны и выносливы есть наши общества. Естественно, по-прежнему существует интригующая проблема количественного измерения всех этих параметров и других факторов, способствующих укреплению или ослаблению национальной стойкости, но пока сосредоточимся на её качественной части.

Мощная палитра общих воспоминаний

Есть желание согласиться, по крайней мере частично, с теми, кто предполагает, что исторический фон и прошлый опыт могут предопределять пути развития общества во многих странах мира. Так, например, замечательные успехи, которые достигли многие страны Восточной Европы за последние три десятилетия, указывают на то, что, несмотря на заметные различия в демографии, экономике, качестве государственного управления и даже представлениях о демократии, есть среди них одна очень похожая особенность, которая предположительно и объединила многие народы в их борьбе за свободу.

Различные научные статьи, экспертные анализы и сравнительные исследования подтверждают личные наблюдения и подводят к выводу, что наш недавний успех, в основном, был основан на воспоминаниях. Но не просто любых воспоминаниях, а прежде всего, на тех, что широко распространены в обществе и постоянно, неуклонно передаются в течение долгого времени из поколения в поколения. С точки зрения содержания и сути, это могли быть как счастливые воспоминания о личных достижениях в жизни, так и печальные истории об экономических трудностях или политических пертурбациях определённого времени. С точки зрения исторического контекста, это могли быть также и трагические воспоминания о невообразимой жестокости и многочисленных жертвах, вызванных Второй мировой войной. Возможно, ещё и какие-нибудь почти исчезнувшие воспоминания о социальных вызовах для наций в межвоенный период, или же осколки проницательной памяти о целенаправленной жестокости коммунистических режимов. А может даже, калейдоскоп каких-то вдохновляющих и ностальгических воспоминания о борцах за свободу и движениях сопротивления, или же отчасти забытые, невысказанные воспоминания о выживании во время оккупации, но во всём этом точно присутствует много обнадеживающих воспоминаний о революциях в 1990-х и долгожданном освобождении.

Несомненно, каждая страна в Восточной Европе имеет уникальную красочную палитру своих общих воспоминаний, сотканных в одно лоскутное одеяло времен. Вероятно, были сотни тысяч других исключительных воспоминаний, которые, по сути, являлись личными историями жизни, успеха, надежд и трагедий. Ими делились в обществе, внутри семьи и среди друзей, из поколения в поколение, а затем все они естественным образом вплетались и включались в один ведущий национальный исторический нарратив. Это произошло в Эстонии и других странах Балтии, в Польше, Венгрии и Румынии, и это все еще происходит в Украине – стране со сложной национальной памятью. Передаваемые будь то в устной, визуальной или письменной форме, эти воспоминания также создали эмоциональную привязанность для многих граждан. Такая историческая память, где есть частичка каждой семьи и человека, сотворила в обществе особую мозаику из широко распространенных чувств, переплетающиеся узорами в ткани своей нации.

Сопротивление вмешательству в когнитивное пространство

В каждой восточноевропейской стране это происходило в различных формах и материализовалось во многих изменениях, но сам процесс, основанный на общей памяти, обычно в течение прошлого столетия приводил в действие то, что способствовало укреплению воли нации сопротивляться агрессорам. Любой репрессивный режим понимает, что для установления своего нового стабильного порядка недостаточно просто физически оккупировать какую-то территорию, поскольку это будет сильно оспариваться существующими социальными нормами и национальной системой смыслов. Современная история стран Балтии и Украины ясно показывает, что общий захватчик как раньше, так и до сих пор серьезно заинтересован в полном или хотя бы частичном перепрограммировании коллективного сознания путем заранее запланированных долгосрочных вмешательств в когнитивное пространство подавляемых обществ. Такие действия нацелены на создание набора новых социальных, психологических и даже физических детерминант моделей поведения и социальных смыслов. На оккупированных территориях запретительные нормы и карательные меры вводятся и применяются не только для того, чтобы сформировать новую реальность, но и для того, чтобы переписать историю и заменить общие истинные воспоминания на чужие, искусственно созданные.

Такие катастрофические события всегда вызывают долго длящиеся коллективные травмы, поскольку агрессор пытается разрушить моральный костяк нации и провоцируют серьезный кризис смыслов. В результате навязанной экзистенциальной угрозы травмированные общества могут ещё очень долго оставаться сверхбдительными и настороженными и, следовательно, парализованы до невозможности принятия серьезных решений. Такая интоксикация воли создает огромную опасность для выживаемости и выносливости нации. Поскольку оккупационные силы по своей природе чужеродны и несовместимы с местными, они стараются как имитировать интересы репрессированных граждан, так и вкладывать средства в серьезное изменение их поведенческих моделей и построение другого социального смысла. Это распространяется куда дальше и глубже, чем просто замена каких-либо символических местных обычаев или практик, поскольку цель оккупации – проникнуть в когнитивное пространство с таким воздействием на общие воспоминания, эффект которого длился бы через несколько поколений. Так поступал Кремль в оккупированных странах Балтии, так же он поступает сейчас в Крыму и на Донбассе.

Повышение осведомленности о самосознании

Каковы наиболее важные уроки, извлеченные странами Балтии при использовании исторического импульса и возрождении своего духа свободы? Очень вероятно, что сбереженная культура общественной стойкости внесла значительный вклад в восстановление независимости вероломно захваченных наций. На пути к посттравматическому мировоззрению они снова приобрели сильное чувство самооценки, навыки адаптивной бдительности и практическую, а не декларативную, готовность распознавать и устранять из когнитивного ядра своей нации чужие и посторонние воспоминания. Отказ от имплантированных привычек, импортированных традиций, чужеродных норм и вредных для местной культуры обычаев – всё это может помочь нации стереть искусственно созданные воспоминания и ложные восприятия, сформированные враждебной пропагандой, а также минимизировать нежелательные последствия злонамеренного иностранного влияния. Конечно же, эта сложная задача предстоит нескольким поколениям наперёд, поскольку её реализация будет сопровождаться очень горячими общественными дебатами, политическими манипуляциями, наглыми вмешательствами, непрофессиональной журналистикой и разными спекуляциями, а также будут нужны скрупулезные исследования и проявление стойкой храбрости, чтобы противостоять бывшему (или нынешнему) агрессору в его отчаянно панических попытках отвергать подлинную историю, минимизировать свою очевидную виновность и отрицать свою ответственность.

Наша история достаточно грустна по содержанию, но тем не менее её нужно обязательно рассказывать всем ради торжества справедливости. Начинать следует с устранения диссонирующих и чуждых отпечатков из моделей поведения общества и восстановления собственной ценностной системы смыслов. Например, в случае стран Балтии это было общее сознание о безоговорочной принадлежности к Западу и приверженность к истинно демократическим ценностям. Выполняя свою домашнюю работу по тщательному сбору, документированию и приданию огласке страниц общей национальной памяти, важно продолжать подробное повествование и на международном уровне, рассказывая нашу истинную историю своим друзьям и союзникам в странах-единомышленниках по всему миру. Невыполнение этого стало бы непростительной несправедливостью по отношению к многочисленным жертвам прошлого и разочаровывающей, несправедливой судьбой для будущих поколений, которые должны быть готовы избежать горьких ошибок прошлого. Нашу историю должны услышать глобально и досконально, потому что, перефразируя Софи Оксанен: «Если тебя никто не знает, то никто и не заметит, когда ты исчезнешь».

Усиление иммунологической памяти

Параллельно с тем, что в мире постоянно происходят многочисленные нападки на демократию, свободу и человеческое достоинство, есть много свидетельств о постоянно растущих попыток захвата нашего когнитивного пространства посредством безответственного манипулирования новостями, политическими дебатами и, конечно же, историческими дискуссиями. Следует отметить, что не все из них являются зарубежными информационными операциями по оказанию влияния, так как некоторые инспирированы и движимы местными, пока ещё маргинальными силами. Похожими их делают, однако, жестокие намерения посягнуть на наш национальный нарратив и при возможности переписать его, фальсифицируя тем самым воспоминания о прошлом.

Что касается национальной стойкости в Восточной Европе, то большая опасность кроется в уменьшающейся способности противостоять таким атакам, поскольку Западные общества недостаточно защищают наше общее информационное пространство и не лечат свою когнитивную слепоту. Как было показано, общие воспоминания могут повысить когнитивную стойкость общества, в то время как стертые воспоминания не способны сделать этого. Поддержать волю нации сопротивляться и желание защищать свои ценности может лишь своя истинная память – чужая, поддельная этого не сделает.

Наша иммунная система способна быстро и конкретно распознать вредный чужеродный элемент, с которым наш организм сталкивался когда-то ранее. Это позволяет быстро запустить правильный иммунный ответ. Эта способность называется иммунологической памятью. Онa основанa на клетках памяти, и их развитие имеет решающее значение для нашей здоровой жизни.

Граждане свободных обществ, которые оберегают демократические ценности и человеческое достоинство, не должны недооценивать важность когнитивной стойкости для нашего благополучия, безопасности и прочности. Они должны заботиться о том, чтобы сохранить общие воспоминания и стать одной из этих «клеток памяти» в наших обществах, где срочно необходимо заново выучиться тому, как и почему важно отличать опасное чужое от своего здорового.

No comment yet, add your voice below!


Add a Comment