2 октября, 2014

Российское военное присутствие способствует разделению Донбасса

Reuters/Scanpix
A military personnel member, believed to be a Russian serviceman, stands guard outside the territory of a Ukrainian military unit in the village of Perevalnoye outside Simferopol March 2, 2014.
A military personnel member, believed to be a Russian serviceman, stands guard outside the territory of a Ukrainian military unit in the village of Perevalnoye outside Simferopol March 2, 2014.

Перемирие, медленно и неуверенно устанавливающееся в Донецкой и Луганской областях Украины (Донбасс), фактически передает части этих территорий под военный и политический контроль России – как непосредственно, так и через местных «посредников». Столкнувшись один на один с Россией – на поле бое и в формате переговоров – Украина просто не имела реального выбора.

Соглашения от 5 и 19-20 сентября, какими бы неточными и противоречивыми они ни были, способны заложить основу для продолжительного прекращения огня, что создало бы определенное преимущество для России. Эти соглашения могут быть реализованы лишь постольку, поскольку Россия сочтет такое сотрудничество выгодным для себя в военном и политическом планах.
С украинской и – даже в большей степени – с западной стороны основная цель этих соглашений – пойти на достаточные уступки с тем, чтобы побудить Россию остановить агрессивные военные действия, как свои собственные, так и своих ставленников. Сейчас есть надежда, что Россия остановится на установленных перемирием рубежах и не пойдет дальше вглубь украинской территории, а также, что эти рубежи не будут перейдены в будущем.
В этом смысле западная дипломатия находится на пути к достижению своих основных целей (с поправкой на различные нюансы и до определенной степени) – впервые с момента начала российской агрессии против Украины. Базовая цель – обеспечить деэскалацию локального конфликта и кризиса, возникшего в отношениях России и Запада. Такая деэскалация стала целью сама по себе. Точнее  стала краткосрочным приемом, а не средством достижения ситуации, которая отражала бы долгосрочную стратегию Запада в Украине и регионе в целом.
Обеспечение перемирия в нынешнем виде также является «самоцелью» для Киева (у которого нет других вариантов), а также для Вашингтона, Брюсселя или Берлина (которые воздерживаются от других вариантов). Они не рассматривают условия перемирия в качестве средств достижения более благоприятных для себя результатов. Напротив, они видят перемирие в качестве шага к «заморозке» очередного конфликта, принимая на неопределенное время действия России, как свершившийся факт. Москва же, несомненно, рассматривает открывающиеся перед ней варианты по использованию плацдарма на Донбассе для увеличения своего влияния в Украине в целом (см. ниже).
Согласно условиям перемирия, «стороны конфликта» должны прекратить военные действия, обозначить демаркационные линии между наземными войсками, установить буферную зону и вывести тяжелое вооружение и дальнобойную артиллерию за пределы зоны непосредственного конфликта. Оба соглашения о перемирии однозначно (и неизбежно для находящегося в сложнейшей ситуации Киева) подразумевают, что сторонами конфликта являются Киев, а также донецкая и луганская «народные республики» (ДНР, ЛНР), но не Москва. Россия выступает в карикатурной роли посредника в переговорах, наряду с ОБСЕ. Процедуры реализации перемирия закрепляют такую роль за Россией на годы вперед.
С 26 сентября приступил к работе Центр по контролю и координации вопросов прекращения огня. Рабочая группа этого центра осуществляет контрольные поездки в зону конфликта. Она помогает вооруженным силам Украины и «ДНР»/«ЛНР» соблюдать перемирие, обеспечивая определение демаркационных линий и буферной зоны, а также «разведение» противоборствующих сил по разные стороны установленной зоны. Этот орган состоит из российских и украинских офицеров (под руководством генерал-лейтенантов с каждой из сторон), а также Специальной мониторинговой миссии (СММ) ОБСЕ (действующей в Украине с мая). Очевидно, российские офицеры осуществляют «посреднические» функции, поочередно встречаясь с силами «ДНР»/«ЛНР» на их территории и с украинскими офицерами в Соледаре (контролируемый Украиной город в Донецкой области). На встречах в Соледаре присутствуют и представители ОБСЕ. Общественности об идущих процессах известно очень мало. Официальные сводки скупы на подробности, а сообщения СМИ отрывочны (УНИАН, Укринформ, sprotyv.info, 26-30 сентября; отчет СММ ОБСЕ, 28 сентября).
Местами перестрелки продолжаются, но общий накал военных действий заметно снизился и, соответственно, уменьшается количество жертв – даже несмотря на продолжающиеся атаки на контролируемый украинскими военными донецкий аэропорт (Kyiv Post, 29 сентября; Интерфакс, 30 сентября; Kyiv Post, 1 октября). Украинский президент и правительство подчеркивают важность минимизации потерь, в особенности в добровольческих подразделениях.
С момента подписания соглашений по перемирию движется процесс упрощения демаркационных линий (их выпрямления и сокращения их протяженности). Это важно, в основном, для украинских подразделений, удерживающих передовые рубежи, например Дебальцевский район (с его логистическим центром) и аэропорт Донецка. Российские войска и войска сепаратистов находятся на подступах к Мариуполю (они прибыли туда непосредственно из соседней Ростовской области России, а не из находящегося на удалении Донецка).
Согласно неподтвержденным заслуживающим частичного доверия слухам, в контексте выпрямления демаркационных линий обсуждаются некоторые территориальные уступки. В процессе демаркации зоны украинского контроля, зоны контроля «ДНР»/«ЛНР» и буферной зоны в Горловке состоялась, как минимум, одна встреча с участием всех сторон (Украины, России, «ДНР», «ЛНР» и ОБСЕ) (отчет СММ ОБСЕ, 28 сентября). Запад, однако, не оказывает смягчающего воздействия на реализуемый Россией процесс.
Российские силы на украинской территории наряду с готовыми к вторжению силами на неконтролируемых участках границы являются основным фактором разделения украинского Донбасса. Под такой защитой «ДНР» и «ЛНР» спешат провести свои «парламентские выборы» с тем, чтобы формализовать территориальный раздел.
Российское военное вмешательство с использованием обычных видов вооружения (с 24 августа) позволило сепаратистам вновь захватить значительные территории, ранее освобожденные украинскими войсками. Демаркационные линии отражают границы противостояния на день заключения перемирия (пусть и с рядом оговорок – см. выше). Сегодня эти условные линии стремительно трансформируются в политические границы.

В категориях: БлогТеги:

No comment yet, add your voice below!


Add a Comment