23 февраля, 2015

Россия составляет, а США одобряют резолюцию Совета безопасности ООН по Украине

Reuters/Scanpix
The United Nations Security Council is pictured at the United Nations in the Manhattan borough of New York February 17, 2015. The United Nations Security Council on Tuesday called on all parties in eastern Ukraine to stop fighting and implement a European-brokered peace deal as an almost three-day-old ceasefire rapidly began to unravel.
The United Nations Security Council is pictured at the United Nations in the Manhattan borough of New York February 17, 2015. The United Nations Security Council on Tuesday called on all parties in eastern Ukraine to stop fighting and implement a European-brokered peace deal as an almost three-day-old ceasefire rapidly began to unravel.

18-19 февраля Украина решила обратиться к Совету безопасности ООН, запросив о размещении в стране миротворческого контингента или полицейской миссии, которые позволили бы предотвратить дальнейшее продвижение российских и сепаратистских войск на востоке Украины (Укринформ, 18, 19 февраля). 18 февраля под их контроль перешло Дебальцево. Запрос Украины, впрочем, встретил ряд препятствий, включая свежую резолюцию Совета безопасности ООН от 17 февраля. Эта резолюция защищает российские достижения за счет Украины в рамках Минских соглашений.

В целом резолюции Совета безопасности достаточно обесценены (политически, функционально и в иных аспектах), но порой они могут предоставить интересный материал для понимания логики действий великих держав в отношении меньших стран.
Именно таким случаем и кажется резолюция Совета безопасности ООН по Украине от 17 февраля 2015 года (UNSC 2202). Россия (в порядке исключения в данном случае) инициировала процесс принятия резолюции и представила собственный проект. Согласно источникам в украинском правительстве, администрация Барака Обамы в Вашингтоне приняла российский проект резолюции на следующий день без каких-либо изменений. Украине оставалось только подчиниться. В результате резолюция была принята Советом безопасности единогласно (Un.org, 17 февраля).
Единственное изменение в российский проект внесла Малайзия – в преамбулу была внесена ссылка на резолюцию 2166  Совета безопасности (2014 год) в отношении уголовной ответственности за уничтожение малазийского лайнера MH-17.
Западный консенсус в отношении резолюции отражает решения администрации Обамы и немецкого правительства установить четкие границы политического и иного вмешательства своих стран в российско-украинский кризис.
Во время обсуждения в Совете безопасности только Литва и Украина выступили против базовых предпосылок данной резолюции. Литва поддержала право любой страны на военную защиту своей территории. Посол Литвы Раймонда Мурмокайте назвала Россию прямым участником конфликта и осудила ее за вооружение сепаратистов. Она указала на то, что сейчас сепаратисты вооружены лучше, чем армии многих стран НАТО. Неизбежно, впрочем, Украина и Литва последовали в фарватере США и проголосовали за предложенную резолюцию.
Преамбула резолюции «подтверждает полное уважение суверенитета, независимости и территориальной целостности Украины». После аннексии Россией Крыма и захвата территорий на востоке Украины, такие преамбулы перестали быть простым ритуалом. Тем не менее, в данном случае преамбула затеняет факт явного нарушения территориальной целостности страны. Далее в преамбуле выражается «глубокая озабоченность трагическими событиями и насилием в восточных регионах Украины». Такая формулировка подразумевает отсутствие агрессии, поддерживая утверждения России о том, что «события» являются внутренним украинским конфликтом.
Кроме того в преамбуле говорится, что решение «может быть достигнуто только путем мирного урегулирования» — ключевые слова, маскирующие отказ предоставить Украине оборонительное оружие, способное остановить российское наступление. Впредь Россия сможет ссылаться на эту одобренную США резолюцию, выступая против любых попыток поставить Украине оборонительное оружие. Формула «мирного урегулирования», однако, игнорирует фактическое военное решение, которое Россия навязывает в одностороннем порядке.
Пункт 1 резолюции одобряет достигнутые 12 февраля 2015 года соглашения «Минск-2» под названием «Пакет мер по имплементации Минских соглашений (сентябрь 2014 года)» (т.е. «Минск-1»). Резолюция Совета безопасности включает документ «Минск-2» в качестве приложения, придавая ему, таким образом, дополнительный вес. Это означает косвенное признание «Минска-2» со стороны США через Совет безопасности, хотя США и решили не пятнать себя напрямую, становясь стороной соглашений от 12 февраля.
В отличие от притворной имплементации сентябрьских соглашений «Минска-1», «Минск-2» фактически легитимизирует многочисленные российские нарушения «Минска-1» на военном уровне; в то время, как на уровне политическом он открывает для России путь к участию в конституционном процессе на Украине. На следующий день после заседания Совета безопасности Россия нарушила «Минск-2», захватив Дебальцево при помощи значительно превосходящих сил.
Пункт 2 резолюции приветствует декларацию, подписанную 12 февраля немецким канцлером Ангелой Меркель, французским президентом Франсуа Олландом, президентом России Владимиром Путиным и президентом Украины Петром Порошенко. Данная декларация поддерживает соглашения «Минск-2», несмотря на то, что они явным образом ущемляют интересы Украины. Кроме того, декларация от 12 февраля предполагает проведение повторных переговоров по соглашению о свободной торговле между Европейским Союзом и Украиной, пригласив к участию в переговорах Россию (с правом голоса и – потенциально – с правом вето). Если Россия преуспеет в создании такой модели отношений между ЕС и Украиной, Молдова и Грузия – следующие на очереди.
Украинское руководство, очевидно, вынуждено подчиниться лежащему в основе декларации российско-немецкому консенсусу. Некоторые страны ЕС (дружественные по отношению к США) еще могут заблокировать введение России в двусторонние отношения ЕС и Украины. Вопросом без ответа остается, впрочем, почему администрация Обамы косвенно поддержала эту российско-немецкую идею в Совете безопасности, потенциально подрывая позицию дружественных к США стран ЕС.
В ходе дебатов в Совете безопасности представитель США Саманта Пауэр заметно умерила критику в отношении России. Неожиданно, Китай поддержал попытки России ввести этнический элемент в украинский конституционный процесс: «Решение должно обеспечивать законные интересы всех этнических групп по всей Украине» (Синьхуа, 18 февраля).
Кажется, президент Путин до последнего момента не был уверен в том, какую позицию займут США на Совете безопасности. 17 февраля Путин заявил, что «Минск-2» «может быть подкреплен резолюцией Совбеза ООН. Россия уже внесла соответствующее предложение. Если это произойдет, Минские соглашения получат статус международного права. Но даже если такого не произойдет, это все равно хороший документ. Я скорее оптимистичен, чем пессимистичен» (Интерфакс, 18 февраля). После голосования в Совете безопасности Путин может быть еще более оптимистичным: Минские соглашения состоялись на его условиях, а резолюция Совбеза единогласно поддержала такие условия.

No comment yet, add your voice below!


Add a Comment