Август 24, 2015

Potestatem et inimicus (сила и враг)

Reuters/Scanpix
Russian President Vladimir Putin watches military exercises with Defence Minister Sergei Shoigu (L) during his visit to Russia's far eastern Sakhalin region July 16, 2013.
Russian President Vladimir Putin watches military exercises with Defence Minister Sergei Shoigu (L) during his visit to Russia's far eastern Sakhalin region July 16, 2013.

Древнеримские правители сохраняли контроль над массами плебеев, используя принцип panem et circenses («хлеба и зрелищ»). Такая модель не соответствует российским традициям и политике президента Владимира Путина, даже если он и разделяет схожие с римскими императорами взгляды. Российские хлеб и зрелища, иллюстрированные холодильником и телевизором, снова конфликтуют между собой, как в «старые добрые времена». Определённо, модель управления Путина это – potestatem et inimicus («сила и враг»).

Кремлю необходим сильный внешний враг, которого можно обвинить в неудачах и ошибках России, которого можно подозревать в заговоре с целью смены режима в Москве и даже обвинить в прямых угрозах безопасности, обороне и территориальной целостности России. Следуя логике холодной войны, именно Запад (США, НАТО, ЕС) является необходимым и удобным противником России, а отнюдь не Китай или исламский мир, которые на самом деле заставляют российских лидеров беспокоиться о будущем. Образ врага круглосуточно и глобально рисуется кремлевскими пропагандистскими каналами путем официального распространения бесконечного потока искажения и лжи. Однако, что у нас, европейцев, вызывает особое беспокойство, так это постоянно возрастающий агрессивный антизападный тон российской пропаганды, которая достигла уровня, небывалого даже для Советского союза. Внутренняя цель этих ежедневных параноидальных проявлений состоит в том, чтобы промыть мозги обычным россиянам, разжечь антизападную истерию и консолидировать нацию вокруг режима Путина. Таким образом, власти подготовили российский народ к принятию всё возрастающих трудностей и жертв, и что более тревожно, — к поддержке Кремля практически в любых действиях против врага, которые оправдываются защитой жизненно важных интересов России, ее чести и достоинства.
Усвоив уроки, полученные в ходе агрессии против Грузии в августе 2008, Кремль запустил крупную программу модернизации российских вооружённых сил. Президент Путин, шокированный гибелью атомной подводной лодки Курск (К — 141) в августе 2000 и полный решимости восстановить российскую военную мощь, провел радикальные и массовые изменения в структуре вооруженных сил, а также в системе контроля и командовании, повысил мобильность и совместимость между всеми структурами, профессионализацию персонала, быструю модернизацию вооружений и техники, а также отдал приказ на проведение более крупных военных учений с целью проверить готовность и достигнутый прогресс вооруженных сил. Разумеется, вооруженные силы всех стран должны проводить регулярные военные учения, как и спортсмены, которые тренируются, чтобы быть в хорошей форме и улучшать свои результаты. Однако в случае с Россией, военные учения уже достигли масштабов, сравнимых по уровню с пиком холодной войны. Всё это, в сочетании с напористой пропагандой Кремля, быстрой милитаризацией России, повсеместной конфронтацией с Западом и продолжающейся агрессией против Украины, представляется смертоносным коктейлем, который заставил лидеров общественного мнения и аналитиков задуматься о том, что Россия на самом деле готовится к крупномасштабной войне.
Наиболее важные государственные вопросы, которые касаются мощи и престижа России (например, газопроводы и крупные движения войск) и которые могут быть легко обозначены даже на старомодных картах, контролируются непосредственно президентом Путиным, человеком упрямым и дерзким, с имиджем мачо. Параллельно с планом модернизации вооруженных сил, он руководил подготовкой первых крупномасштабных военных учений, которые прошли в 2009 году, причём вовсе не в западных регионах. Возрастающие по масштабности военные учения проводились каждый год на ротационной основе во всех российских военных округах (в том числе в Южном, Центральном, Восточном и недавно — Арктическом). Очевидно, что западное направление представляет большой интерес для Эстонии и её союзников в регионе северных и балтийских стран.
Первом в этом ряду были российско-белорусские стратегические учения «Запад – 2009», которые намного превзошли любые военные учения в этих странах с момента окончания холодной войны и в которых участвовало как минимум 20 000 военнослужащих, а также сотни единиц военной техники. Эти учения были официально названы Кремлем как «исключительно оборонительные», несмотря на то, что российские бомбардировщики отрабатывали тактические ядерные удары по Польше. Учения «Запад – 2013» были значительно крупнее по численности войск, чем предыдущие. По подсчетам наблюдателей, в них участвовали около 70 000 военнослужащих, в отличие от официально заявленных 22 000. Район учений также был обширнее: он включал весь российский Западный военный округ до Баренцева моря, Беларуси, Калининградской области и Балтийского моря. Таким образом, Балтийские страны были практически окружены российскими военнослужащими, самолетами, военно-морскими кораблями и так далее. Официальным сценарием «Запада – 2013» было противоборство терроризму в Беларуси. Явно трудно поверить в то, что терроризм может даже теоретически угрожать Беларуси в такой мере, что весь российский Балтийский флот, а также стратегические ядерные бомбардировщики должны были находиться в полной боевой готовности, однако российские власти всячески поддерживали подлинность сценария.
Стоит напомнить, что Россия атаковала Грузию в августе 2008 года войсками, которые только что провели учения «Кавказ-2008». Точно так же Россия вторглась в Украину в начале 2014 года с теми же войсками, которые за несколько месяцев до этого участвовали в учениях «Запад – 2013». К тому времени Россия добилась определенного качественного прогресса: все силы, находящиеся в ведомстве различных силовых министерств, были подчинены командующему военного округа; вместо дивизий появились мобильные бригады в состоянии постоянной готовности; высокая боевая готовность, относящаяся в основном к подразделениям, укомплектованным профессионалами, была определена в часах.
Новые крупные российские военные учения «Центр – 2015» (Центральный военный округ) состоятся в сентябре, частично с параллельно проводимыми российско-белорусскими учениями «Щит Союза 2015», а также другими значимыми военными учениями. Подготовка «Центра» началась задолго до окончания сезона зимних военных учений в мае, но на сегодняшний день ещё преждевременно прогнозировать количество военнослужащих и техники, участвующих в учениях, а также сценарий, который до сих пор не был официально объявлен. Тем не менее, можно предположить, что в целом количество военнослужащих (возможно, около 90 000 — 100 000) и техники, занятых в учениях, а также зона проводимых учений, не будут меньше по сравнению с предыдущими военными учениями «Центр». Возможно, зона даже расширится на большие участки Западного военного округа, включая Балтийское море и Калининградскую область. Разумеется, Центральный военный округ предназначен не только для обороны Москвы и сердца России, но прежде всего для поддержки военных операций по всем направлениям, особенно в западном направлении. Многочисленные подразделения и техника могут быть сравнительно легко передислоцированы из Центрального в Западный военный округ, в частности, в ходе массовых военных учений.
Ранее президент Путин приказал удвоить общее число российских военных учений до 4000 в текущем летнем сезоне. Однако кажется, что он на самом деле любит крупные внезапные учения (и боевую готовность), которые демонстрируют поразительные возможности России по перемещению большого числа сил за короткое время. В дополнение ко всему, эти учения могут легко превратиться в реальные военные операции. Последние крупные внезапные учения состоялись в марте 2015 года в западном и северном направлениях, в них были вовлечены около 80 000 военнослужащих. В ближайшем будущем мы продолжим наблюдать такие учения, потому что шансы на то, что Москва пожелает изменить свой политический курс, почти мизерные.
Россия не собирается сокращать свое противостояние с Западом ни с точки зрения смягчения своей риторики, ни путем практических шагов. Кремль продолжит идти по пути быстрой милитаризации, включая рост числа военных учений, как запланированных, так и внезапных. Впрочем, вероятно, в долгосрочной перспективе военные усилия России могут быть свернуты из-за бюджетных и материальных ограничений, а также из-за нехватки человеческих ресурсов. На западном направлении фактические сценарии военных учений будут постоянно враждебными и, в конечном итоге, провокационными для союзников по НАТО. Кремль продолжит посылать ясные сигналы, в том числе ядерные, делая вид, что военная эскалация является результатом усилий НАТО по обороне своих восточных союзников. На самом деле, Россия начала военную эскалацию в 2008 году, в то время как НАТО предпринял строго оборонительные меры только в начале 2014 года, после незаконной аннексии Крыма. Кроме того, присутствие союзников на восточных рубежах до сих пор является скорее символичным: пока количество и размер военных учений НАТО в регионах Балтийского и Черного морей намного меньше, чем показатели России.
Крупные российские внезапные военные учения специально предназначены для постоянного нагнетания неопределенности и беспокойства в западных столицах, особенно в соседних странах. Таким образом, союзники по НАТО, особенно в Северо-балтийском регионе, должны адаптироваться к новой мрачной реальности, очень внимательно следить за масштабными военными учениями России и быть готовыми оперативно реагировать на любые провокации или угрозы. Прежде всего, адаптация означает конвенциональное сдерживание российской угрозы, которая становится все более и более реальной, если ей не противопоставляется достаточно сил и возможностей союзников. Альянсу необходимо дислоцировать целые бригады в странах Балтии и в Польше, а также обеспечить наличие определенных ключевых возможностей, таких как ПВО средней дальности, береговую оборону, наличие противокорабельные ракет и так далее, причем делать это на протяжении всего времени, пока существует такая необходимость.
Не сложно сделать вывод, что Россия активно готовится противостоять Западу, в том числе и США, в военном плане. Она уже несколько раз репетировала масштабные антинатовские операции в регионе северных и балтийских стран. Россия может посчитать, что она уже получила убедительные военные и политические преимущества. Учитывая недостаточное присутствие НАТО в регионе в сочетании с определенными событиями, например, военной эскалацией на Корейском полуострове или усилением конфликта в Украине, это может привести к непредвиденной цепочке опасных событий. Союзникам по НАТО не стоит тратить драгоценное время. С учётом вышеперечисленных фактов, они должны предпринять твердые и эффективные шаги для того, чтобы предотвратить худшее. Принятие адекватных и своевременных превентивных мер всегда намного дешевле и эффективнее, чем кризисное управление. Ну, и наконец, нет никакой причины беспокоиться, глядя на предстоящие российские военные учения. Однако основания для беспокойства обязательно появятся в долгосрочной перспективе, если союзники по НАТО не договорятся о создании надёжного конвенционального военного сдерживания в нашем регионе.