Апрель 23, 2018

Польша: умирает ли демократия?

Reuters/Scanpix
People carry the Polish flag during a protest against plans to further restrict abortion laws in Warsaw
People carry the Polish flag during a protest against plans to further restrict abortion laws in Warsaw

В апреле в Польше вышла на экраны черная комедия «Лицо», в которой довольно явно просматривается критика роли церкви в польском обществе и изображается Польша маленьких городков и деревень, так называемая «Польша Б».

Это мир живописных видов, где ходят на исповедь, забивают свинью к Рождеству и довольно часто ругаются матом. Неподалеку от деревни строится огромная статуя Иисуса, она, пожалуй, даже больше статуи в Рио-де-Жанейро. В ходе строительства главный герой падает с лесов, из-за полученных повреждений ему имплантируют «новое лицо». Жизнь с новым лицом в маленькой общине оказывается сложной. Интересно, что гигантский Иисус существует на самом деле, он находится в городе Свебодзин, его высота 36 метров.

Это мощный символ, но существует и другая Польша, в которой уже в 1970-е годы существовал авангард, в том числе феминистский поп-арт, который и по сей день выглядит очень даже современно. Эту Польшу называют «Польшей А». Польша А – это Польша больших городов; Польша, в которой люди думают о своих правах, готовы выйти на улицы в знак протеста и в целом придерживаются более либеральных взглядов. Если упростить, Польша А голосует за оппозиционные партии и недовольна ситуацией в стране. Польша Б довольна, особенно большими дотациями (например, начиная со второго ребенка семье выплачивается пособие в размере 500 злотых в месяц (около 120 евро). Польша Б голосует за правящую партию «Право и справедливость». Результаты голосований естественно находятся под пристальным вниманием и тщательно анализируются. Иногда аналитики приходят к странным выводам, исходя из того, как распределились голоса по карте Польши. Например, иногда считают, что голоса распределяются в соответствии с разделами Польши XVIII века или с границами немецкого государства. Несколько смешно, что была установлена взаимосвязь между избирательными предпочтениями и поголовьем кабанов, а также распространением «удобств во дворе».

Существует ли на самом деле две Польши? Члены правящей партии «Право и справедливость» часто говорят, что Польша А и Польша Б – это изобретение оппозиционных сил, на самом деле Польша едина. Можно согласиться, что такое разделение несколько искусственно, но оно эффектно, и поэтому часто распространяется СМИ. Контрасты легко продать и легко понять, но полезно ли это для развития государства?

К сожалению, Польша оказалась в центре внимания СМИ как пример умирающей демократии. Авторы книги «Как умирают демократии» Стивен Левитски и Дэниэл Циблатт пишут в основном о политике США, но также приводят примеры процессов в других странах, в том числе и Польше. Их исследования показывают, что в наше время удаление от демократии происходит не резко, а скорее постепенно. Новые «диктаторы» действуют не при поддержке армии, а при помощи изменений в законодательстве. Народ при этом не чувствует этого процесса. В случае с Польшей можно сказать, что народ стоял на страже демократии и сразу же выходил на улицы.

За ситуацией в Польше также пристально следит Европейский Союз. В центре внимания оказались судебные реформы. Многие рейтинги указывают на резкое ухудшение ситуации с демократией и экономической свободой в связи с польской судебной реформой. Например, в докладе Freedom House „Nations in Transit“ прямо говорится, что Польша пережила самый резкий спад демократии в истории отчета (freedomhouse.org/report/nations-transit/nations-tr…). Спад зарегистрировали также такие рейтинги, как V-Dem и показатель экономической свободы. (V-Dem.net, heritage.org).

Из-за проблем с правовым государством Европейская Комиссия рассматривает вариант с активацией т. н. Статьи 7, т. е. процедуры с мерами в отношении Польши, в принципе вплоть до выхода из Евросоюза. В какой-то момент обе стороны поняли, что конфронтация не принесет пользы никому. В последнее время видны признаки компромисса, возможно голосования в Европейском Совете по Статье 7 удасться избежать, хотя пока это под вопросом. Польское правительство предприняло ряд шагов к изменению некоторых законов, слышна примирительная риторика. В то же время в ЕС считают, что изменения законов носят косметический характер, и основная причина сговорчивости правительства Польши кроется в грядущих переговорах о финансовой перспективе. Возможная связь между ситуацией с правовым государством и денежными выплатами была упомянута и самим правительством.

Польша появлялась в новостях и в связи с другими проблемами. Одна из них так называемый закон Холокоста или «Закон об Институте народной памяти». Этот закон был инициирован в связи с желанием польских властей улучшить имидж Польши и прекратить использование словосочетания «польские лагеря смерти» – по крайней мере, так звучат официальные объяснения. Ситуация вышла из-под контроля и привела к ухудшению отношений как с Израилем, так и с США. Парадоксально о «польских лагерях смерти» стали говорить больше обычного, и имидж Польши скорее пострадал, чем улучшился.

Связи нынешнего правительства с католической церковью также привели к тому, что власти собираются ужесточить и без того уже строгий закон об абортах. Если поправки будут приняты, аборты будут запрещены как при генетических заболеваниях, так и в случае изнасилований. Этот план вызвал бурю негодования в обществе, женщины вышли на улицы в рамках протестов «черные пятницы». Доминирование церкви влияет и на жизнь обычного человека – Польша двигается в направлении отмены торговли по воскресениям. Магазины закрыты, т. к. «приличная польская семья по воскресениям ходит в церковь и затем обедает вместе дома».

Нельзя сказать, что во всех случаях мы имеем дело с черно-белой ситуацией. Например, в отношении абортов и в партии «ПиС» нет согласия, так как они понимают всю непопулярность подобного решения. В то же время, в оппозиционной партии «Гражданская платформа» существует правое крыло, поддерживающее более жесткие меры. Этот шаг, скорее всего, на руку левым силам (SLD), некоторое время прозябавшим. Теперь у них появилась возможность «бороться за правое дело».

Европейский Союз также повергла в недоумение польская позиция по миграции, т. к. Польша против так называемых «беженцев по квоте». Время от времени западные дипломаты с удивлением спрашивают, почему поляки не проявляют солидарность, ведь они перенесли так много страданий на протяжении истории. У Центральной Европы несколько иная ментальность, чем у Западной. В Центральной Европе меньше политической корректности. Можно сказать, что здесь считают, что в однородном обществе отсутствуют этнические противоречия, и оно исправнее функционирует. На этом фоне особенно странно, что в польском обществе так много внутренних разделений и противопоставлений. Возникает ощущение, что человеческая природа заставляет граждан искать противоречия там, где их в принципе не должно было быть.

Еще один тезис из книги Левитски и Циблатта связан с поляризацией общества в США, с разделением общества на две больших группы. Основным средством, чтобы остановить упадок демократии, по мнению авторов, является диалог противоборствующих сторон. Другую сторону необходимо воспринимать как политического противника, а не смертельного врага, с которым невозможны ни сделки, ни общение вообще. В Польше можно заметить признаки такого противопоставления. Оппозиционная партия «Гражданская платформа» сохранила некоторую популярность. Бывший лидер, нынешний президент Европейского Совета, Дональд Туск возвращается в польскую политику. По данным опросов он является наиболее популярным кандидатом в президенты наряду с правящим президентом Анджеем Дуда.

В то же время, польское общество во многих аспектах отличается от американского. Во-первых, здесь, как было отмечено выше, нет этнических противоречий. Во-вторых, политическая система далека от двухпартийной. Наряду с основными партиями («Право и справедливость» и «Гражданская платформа») в парламенте представлены как левые силы (SLD), так и относительно новая партия «Nowoczesna» («Современность»), протестная партия Kukiz’15 и ориентированная в основном на сельских жителей PSL. Таким образом, поляризация общества не имеет очень глубоких корней. Верю, что компромиссы возможны. Важно и то, что польское общество должно само убедиться в необходимости диалога и общего пути, а не делать эти шаги по наущению извне.