Октябрь 10, 2018

Эстония заканчивает свое участие в UNIFIL

Capt. Aivo Vahemets / mil.ee

Эстония сообщила, что в ближайшее время закончит развертывание миротворческих сил в рамках миссии UNIFIL (Временные силы ООН в Ливане).

Эстонский взвод участвует в миссии UNIFIL с мая 2015 г. в составе финской роты, которая в свою очередь входит в объединенный финско-ирландский батальон. Финский контингент UNIFIL, насчитывающий около 300 военнослужащих, является крупнейшим вкладом Финляндии в операции ООН. Кроме роты, которая служит в финско-ирландском батальоне, Финляндия также предоставляет роту в Резерв командующего Силами. Участие в миссии началось в апреле 2017 г. в ответ на просьбу Франции в соответствии со статьей 42.7 Лиссабонского договора оказать помощь французским войскам в контртеррористических операциях, организованных после террористической атаки в Париже в ноябре 2015 года. Мандат роты, входящей в состав финско-ирландского батальона, истекает в ноябре этого года, и Финляндия решила сосредоточиться на своем участии в Резерве командующего Силами.

Финских военнослужащих заменят более 100 дополнительных миротворцев из Ирландии. Эстония, в свою очередь, не в состоянии в одиночку обеспечить увеличение вклада в миссию, а другие участники миссии не могут с легкостью принять эстонский взвод, поэтому единственный реалистический вариант — это прекратить участие в миссии. В дальнейшем вклад Эстонии ограничится тремя штабными офицерами в штаб-квартире UNIFIL. Эстония также продолжит вносить вклад похожих размеров в операции ООН MINUSMA и UNTSO (в Мали и на Голанских высотах/в южной части Ливана/на Синайском полуострове).

Завершение ирландско-финско-эстонского партнерства иллюстрирует один из аргументов, приводимых против более тесного сотрудничества между вооруженными силами Европы — предоставляя оборонный потенциал, опасно быть привязанным к политике другой страны. Однако, контраргумент — что, несмотря на риски, потенциал не может возникнуть без сотрудничества — кажется в данной ситуации более сильным. Эстония смогла сформировать взвод для миссии ООН только в рамках финской роты, и Финляндия смогла получить командный опыт на уровне батальона, необходимый для подготовки и развития вооруженных сил, лишь в финско-ирландском батальоне. Миротворчество, конечно, не является национальной обороной. Но существуют и случаи в более «сильной» части спектра обороны, где государство стоит перед выбором: опираться на помощь других или вообще не иметь оборонного потенциала. Например, Голландия способна поддерживать свой танковый батальон, который она считает необходимым для целей обороны, лишь путем тесной интеграции своего бронетехнического потенциала с Германией.

В нашем докладе о роли маленьких стран в миротворческой деятельности ООН мы рассмотрели некоторые выгоды и расходы участия Эстонии в UNIFIL. Эстонская политика в области безопасности придает большое значение участию в международных операциях, чтобы страна рассматривалась не только как потребитель, но и как поставщик услуг безопасности. Эстония выразила свою готовность участвовать в операциях под руководством НАТО и коалиции, но после сокращения присутствия войск НАТО в Афганистане таких возможностей было немного. Приглашение присоединиться к Финляндии в рамках миссии UNIFIL появилось как раз в то время, когда Эстония искала возможность развернуть силы за границей, и предоставило ключевое преимущество, позволяя Эстонии вновь тесно сотрудничать с важным стратегическим партнером (военное сотрудничество с Финляндией значительно уменьшилось, когда Эстония присоединилась к НАТО).

Несмотря на то, что участие в UNIFIL является в первую очередь политическим актом, Силы обороны Эстонии выделяют ряд дополнительных выгод, таких как опыт миссии, подготовка, содействие комплектации личным составом и продолжению контрактов, и углубление контактов с вооруженными силами других стран. Миротворчество также требует иного, или дополнительного, набора навыков, который отличается от того, к чему вооруженные силы обычно готовятся. Миротворцы, с которыми мы беседовали, высоко оценивают возможность приобрести и отработать такие навыки, как понимание культурных особенностей, дипломатия, общение, руководство и наставничество, и осознать их ценность. Необходимость применять эти навыки в рамках военной миссии, наряду с более традиционными военными навыками (командование, дисциплина, бдительность, гибкость в плане реагирования), усложнила условия UNIFIL, чем можно было ожидать.

В ходе нашего исследования мы обнаружили лишь незначительную критику, связанную с участием Эстонии в этой миссии. Высказывались определенные опасения по поводу того, что развертывание сил в Ливане уменьшит боеготовность в своей стране, и нарушит развитие вооруженных сил. Эти опасения, несомненно, усилило развертывание дополнительного эстонского взвода в Мали в августе этого года, в рамках возглавляемой Францией операции «Бархан», но общее мнение было, что преимущества от вклада значительно перевешивают издержки.

Для НАТО сдерживание и территориальная оборона, возможно, приобретают все большее значение, так как союзники должны отвечать на агрессивные действия России. Миротворческие операции по-прежнему остаются важными, и необходимо, чтобы государства продолжали оказывать им поддержку посредством предоставления войск. В данный момент в операциях ООН задействовано около 80 000 военнослужащих, в операциях НАТО — 20 000 и в операциях ЕС — более 2500. Аргументы Эстонии в пользу предоставления войск для UNIFIL остаются в силе, и Силы обороны Эстонии могут рассчитывать на выгоды от участия в подобных операциях и в будущем.