3 июня, 2015

Иностранные бойцы и угроза безопасности

AFP/Scanpix
Armed fighters of the Syrian Kurdish People's Protection Units (YPG) gather on a street before fighting against Islamic State (IS) group on November 7, 2014 in the Syrian besieged border town of Ain al-Arab (known as Kobane by the Kurds).
Armed fighters of the Syrian Kurdish People's Protection Units (YPG) gather on a street before fighting against Islamic State (IS) group on November 7, 2014 in the Syrian besieged border town of Ain al-Arab (known as Kobane by the Kurds).

Целый раздел последнего выпуска ежегодника Полиции безопасности Эстонии посвящён предотвращению терроризма. Полиция безопасности считает, что терроризм по-прежнему остаётся для Эстонии проблемой, так сказать, географически далёкой, но даёт понять, что растущая угроза терроризма в западных странах касается и нас. В числе источников потенциальной угрозы растущую озабоченность вызывают граждане европейских стран, добровольно участвовавшие в боевых действиях на территории Сирии и Ирака. В ежегоднике подтверждена информация, что есть и люди, отправившиеся на Ближний Восток из Эстонии. Эта информация заставляет задуматься о том, что означает для здешней безопасности участие жителей Эстонии в зарубежных конфликтах.

Участники боевых действий за рубежом могут после возвращения в родную страну представлять опасность, ведь не исключено, что им может быть поручено исполнение террористического акта в синагоге, кафе, автобусе или каком-либо ином общественном месте. Разумеется, не все возвращающиеся на родину прибывают с полученным от своих недавних командиров заданием осуществить теракт; террористические действия могут быть и собственной инициативой вернувшегося, своего рода продолжением начатого за границей боевого пути. Точно так же нельзя утверждать, что у всех потенциальных террористов за плечами есть опыт, полученный в Сирии или Ираке, но и люди, никогда не бывавшие на Ближнем Востоке, могут в результате контактов с вернувшимися оттуда радикализироваться и осуществить террористический акт в одной из западных стран.
Даже если Эстония кажется маловероятной мишенью террористов, не стоит забывать, что множество эстонцев живёт за границей, в том числе в больших городах, которые могут казаться террористам более привлекательными: в Лондоне, Париже, Брюсселе. По данным Центра политических исследований «Praxis», за рубежом проживает 150 000–200 000 эстонцев, то есть примерно 15% общего количества эстонцев в мире.1 Больше всего эстонцев в России, Финляндии, Швеции, США и Канаде, и из числа этих стран именно о Швеции в последнее время говорят как о потенциальной мишени. Проблема шире, и не стоит забывать, что возвратившиеся боевики, даже если они и не замышляют никаких атак в своей родной стране, всегда могут переместиться в какое-либо другое европейское государство.
Исходящую от иностранных бойцов угрозу не стоит, конечно, переоценивать. Примерно 20% этого контингента гибнет в боях или при исполнении теракта. Некоторые не планируют возвращения домой и оседают в Сирии или Ираке, либо присоединяются к джихаду в каких-то третьих странах, например, в Сомали или Ливии. Поскольку в некоторых европейских странах участие в джихаде превратилось в своего рода моду, то многие уехавшие из родной страны молодые люди имеют очень смутное представление о джихаде и целях ИГИЛ (Исламское государство Ирака и Леванта). Показательна в этом отношении история двух 22-летних британцев, которые перед тем, как уехать из Бирмингема в Сирию, купили себе книги Ислам для «чайников» и The Koran for Dummies.2 Поскольку действительность зачастую не отвечает ожиданиям добровольцев, часть из них расстаётся с иллюзиями и после возвращения на родину не жалает больше иметь что-то общее с джихадистами.3
Сама по себе проблема такого рода бойцов для Европы не нова, поскольку добровольцы из Европы и Америки сражались уже в Афганистане и Ираке. Соответствующий опыт у служб безопасности есть, но теперь приходиться заниматься уже значительно большими контингентами уезжающих и возвращающихся. По оценкам, в Сирию и Ирак уехало по крайней мере 3400 добровольцев из западных стран.4 Рапорт Полиции безопасности свидетельствует о том, что в Эстонии проблему осознают и за действиями отправившихся отсюда воевать следят. Работу служб безопасности заметно упрощает обыкновение уехавших из Европы добровольцев сообщать о своих делах через социальные сети; это позволяет установить их принадлежность к той или иной террористической организации. Ребёнок отправившегося из Эстонии в Сирию Абдуррахмана (Ивана) Сазанакова тоже оказался заснят в пропагандистском видеоролике.
И всё-таки приходится признать, что эффективного способа нейтрализации опасностей, исходящих от иностранных боевиков, пока не найдено. В Дании пытаются заниматься в первую очередь их социальной реабилитацией — подыскивают им работу, помогая тем самым снова интегрироваться в общество. Во Франции поддержка терроризма расценивается как преступление, за которое можно попасть в тюрьму. Своего рода ирония заключается в том, что как раз места заключения нередко становятся рассадниками экстремистских идей. В тюрьме радикальные исламисты пересекаются с уголовниками, которые весьма восприимчивы к идеологии насилия. И в Дании, и во Франции службы безопасности озабочены тем, что не в состоянии уследить за всеми такого рода добровольцами, не говоря уже о тех, с кем бывшие бойцы поддерживают контакты после возвращения домой. Институциональный потенциал соответствующих ведомств вырос в меньшей степени, чем число отправляющихся воевать за границей, и этим и объясняется неспособность служб безопасности удерживать в поле своего зрения всех боевиков и их окружение.
К тому же, террористических организаций много. Например, двое из организаторов атаки на редакцию журнала Charlie Hebdo, братья Куаши, присягали на верность Аль-Каеде, а их шофёр Амеди Кулибали — Исламскому государству. В Сирии параллельно действуют две экстремистские организации — местное отделение Аль-Каиды Ябхат аль-Нусра и ИГИЛ. Помимо этого, имеются и другие, менее привлекательные для иностранных добровольцев, но тем не менее потенциально опасные организации, как, например, Боко Харам в Нигерии, Аль-Шабаб в Сомали, Талибан в Афганистане и Пакистане. Конфликт в Украине являет собой особый случай, в котором цели и средства отличаются от терроризма, но и там к обеим сторонам присоединяются добровольцы из разных стран Европы, и этими людьми тоже надо заниматься. В Испании в феврале были арестованы восемь граждан, принявших на стороне сепаратистов участие в сражениях на территории Украины.
У Эстонии нет опыта обращения с людьми, добровольно отправляющимися воевать за границу, и потому надо незамедлительно выработать системный подход к этой проблеме. §237 Пенитенциарного кодекса Эстонии касается террористических преступлений, подготовки и призывов к совершению таковых, финансирования и поддержки, а также создания, управления и участия в террористических организациях и вербовки в оные. Формулировка террористического преступления в этом кодексе является достаточно общей и описывает его как преступление, направленное против международной безопасности, личности, или создающее угрозу жизни и здоровью преступление против окружающей среды.5 Вынести кому-либо обвинительный приговор на основании такой формулировки очень сложно, поскольку учреждения безопасности должны представить конкретные доказательства того, что обвиняемый непосредственно участвовал в боевых действиях и стал виновником чьих-то увечий или смерти.
Открытым остаётся вопрос, как расценивать деятельность иностранцев, присоединившихся не к ИГИЛ или Ябхат аль-Нусра, а к каким-то организациям поменьше. В случае Сирии речь идёт о гражданской войне, где сложно сказать, какая группировка является террористической, а какая — нет. Например, участвующему в этой войне Региональному правительству Курдистана Эстония на государственном уровне оказала помощь боеприпасами, а также выделила 70 000 евро для смягчения гуманитарного кризиса. США, являющиеся нашим союзником и лидером коалиции против ИГИЛ, начали в мае обучение повстанцев, которые сражаются против режима Асада. Так что нам предстоит поразмыслить и над тем, как относиться к иностранцам, участвовавшим в гражданской войне в Сирии на стороне курдов или, скажем, какой-нибудь небольшой группировки.
Хотя число уехавших из Эстонии воевать совсем мало, надо выяснить мотивацию этих людей и предпринять превентивные меры. Надо тщательно продумать, как обращаться с такими людьми и их семьями, если они решат возвратиться в Эстонию. Сейчас вопрос о том, является ли участие в гражданской войне в третьей стране преступлением, и при каких обстоятельствах оно таковым становится, остаётся открытым. Вся связанная с иностранными боевиками проблематика в Эстонии не осмыслена; между тем, учитывая сложную политическую и касающуюся безопасности ситуацию в целом ряде стран Ближнего Востока и Северной Африки, можно утверждать, что угроза безопасности в ближайшем будущем не исчезнет. Надо как можно быстрее сформировать наше отношение к участвующим в зарубежных конфликтах гражданам Эстонии и решить, в каких случаях такое участие допустимо, в каких — нет, и что и на каком основании является наказуемым.
_____
1 Kirss, Laura. 2014. “Välismaal elavad eestlased kui kasutamata tööjõuressurss?”. Poliitikauuringute Keskuse Praxis väljaanne. No. 1/2014, www.praxis.ee/wp-content/uploads/2015/03/diasporaa…. 2 Robinson, Martin. 2014. “British Terrorists from Birmingham bought ‘Islam for Dummies’ book before traveling to Syria”. Daily Mail. July 8, 2014, www.dailymail.co.uk/news/article-2684714/I-tell-I-… 3 Byman, Daniel; Shapiro, Jeremy. 2014. “Be Afraid. Be A Little Afraid: The Threat of Terrorism from Western Foreign Fighters in Syria and Iraq”. Foreign Policy at Brookings. Policy Paper No. 34. November 2014, www.brookings.edu/~/media/research/files/papers/20… 4 Rasmussen, Nicholas J. 2015. “Countering Violent Islamist Extremism: The Urgent Threat of Foreign Fighters and Homegrown Terror”. Hearing before the House Committee on Homeland Security February 11, 2015, docs.house.gov/meetings/HM/HM00/20150211/102901/HH… 5 Karistusseadustik, www.riigiteataja.ee/akt/12851240

No comment yet, add your voice below!


Add a Comment