Июль 14, 2015

ЕС должен инвестировать в своего нового государственного деятеля и заставить его быть честным

Reuters/Scanpix
Greek Prime Minister Alexis Tsipras leaves his office at the Maximos Mansion in Athens, Greece July 15, 2015. PM Tsipras battled to win lawmakers' approval on Wednesday for a bailout deal to keep Greece in the euro, while the country's creditors, pressed by the IMF to provide massive debt relief, struggled to agree a financial lifeline.
Greek Prime Minister Alexis Tsipras leaves his office at the Maximos Mansion in Athens, Greece July 15, 2015. PM Tsipras battled to win lawmakers' approval on Wednesday for a bailout deal to keep Greece in the euro, while the country's creditors, pressed by the IMF to provide massive debt relief, struggled to agree a financial lifeline.

В прошлое воскресенье в Брюсселе греческий премьер-министр Алексис Ципрас получил заслуженную семнадцатичасовую взбучку от своих коллег по еврозоне. После нескольких месяцев напыщенности, которая подорвала доверие к Афинам среди кредиторов, последние две недели сумасбродного поведения Ципраса были похожи на явную попытку шантажировать Европейский Союз. По словам чиновников ЕС, эти махинации повысили стоимость помощи Греции с 25 до 30 миллиардов евро. В конце концов, Ципрас поддержал греков в унизительном выборе между отказом от евро, который они так любят, и капитуляцией перед реформами, которые они отвергли. Капитуляция победила, по крайней мере на данный момент.

Было бы просто списать Ципраса со счетов, как политического неофита, который окружил себя командой некомпетентных марксистских идеологов, а затем лгал своему народу, обещая новое соглашение о помощи Греции и вновь открыв банки через 48 часов после референдума 5 июля, на котором греки сказали «нет». Однако в этой игре может таиться нечто более глубокое. Возможно, Ципрас следовал или обнаружил более благоразумный план, нежели просто безрассудно рисковать будущим Греции в ЕС. Вероятно, Ципрас всё это время осознавал, что ему нужно избежать практически невозможной дилеммы: либо руководить греческой экономической спиралью смерти, либо убедить избирателей затянуть пояса и принять структурные реформы, отказ от которых породил волну популизма, на которой он и пришёл к власти.

Первоначально Ципрас стремился избежать этой дилеммы, полагаясь на игру теоретического анализа и оскорбительной непримиримости бывшего министра финансов Яниса Варуфакиса, очевидно, стараясь выторговать как можно больше уступок от Европейской комиссии, Европейского центрального банка и Международного валютного фонда. Когда же стало ясно, что деньги и терпение кредиторов Греции исчерпаны, то Ципрас понял, что настало время греческого народа заявить о себе.

Планирование греческого тектонического сдвига требовало действий политического гения. Ципрас обнаружил, что гениальное кроется в глубоком понимании желания сказать «нет», или «oxi», что является центральным моментом в политике Греции с октября 1940 года, когда Греция отклонила требование фашистской Италии капитулировать без сопротивления.

Референдум 5 июля был для греков последним «oxi-моментом», он обеспечил Ципрасу две основательные политические выгоды. Во-первых, не зависимо от того, поняли ли они сложные тонкости и нюансы голосования, граждане Греции получили политический катарсис, страстно желая «просто сказать нет». Во-вторых, доведя кредиторов Греции до самого предела, Ципрас напирал столько, сколько мог без исключения Греции из еврозоны. Вместе взятые, эти шаги укрепили поддержку греческих избирателей в отношении их молодого лидера.

Для Ципраса этот результат стал новым мандатом. Однако вопреки ожиданиям, Ципрас мужественно решается использовать этот мандат не для того, чтобы продолжить шантажировать ЕС, а для того, чтобы осуществить наиболее радикальное изменение курса в новейшей истории Европы. Ципрас просчитал, что вернув греческим избирателям чувство собственного достоинства, он сможет рассчитывать на их поддержку и они проглотят ещё более жёсткие реформы, нежели они отвергли неделей ранее. Возможно, это спасёт его страну от большего унижения, финансового коллапса и потери евро. Такова сила достоинства и эмоций в греческой политике. Было ли это задумано изначально или произошло в опасной ситуации просто по умолчанию, но Ципрас успешно использовал своё понимание самого духа греческой политики, проявив себя как последний государственный деятель Европы.

В ближайшие месяцы, когда переговоры по программе помощи возобновятся и эмоции греков продолжат бурлить, европейским лидерам будет очень важно установить баланс между тем, чтобы твёрдо придерживаться своих красных линий, и тем, чтобы прислушиваться к рекомендациям Ципраса на предмет того, куда может занести греческое политическое движение. Если бы лидеры ЕС ещё несколько месяцев назад установили для Афин адекватные сроки, то они бы сэкономили десятки миллиардов евро и несчётное количество времени, которое было бы лучше потратить на решение вопросов с реваншистской Россией, варварским ИГИЛ и потоком иммигрантов. Заглядывая ещё дальше в прошлое, если бы они десять месяцев назад прислушались к призывам предшественника Ципраса Антониса Самараса частично смягчить меры жёсткой экономии, они бы полностью избежали последних месяцев нелепых склок с партией «Сириза».

Возможно Ципрас будет придерживаться такой же линии руководства, как и Самарас, ведь это вновь направило Грецию в сторону экономического роста, дало ей доступ на рынок капиталов и ненадолго вернуло репутацию от успеха сделки с ЕС-ЕЦБ-МВФ относительно структурных реформ и финансовой помощи. Однако в первую очередь 15 июля Ципрас должен добиться от парламента одобрения третьего пакета помощи Греции, а затем сохранить себе политическую жизнь, если его партия «Сириза» распадётся.

После этого Ципрасу и ЕС будут необходимы все друзья, которых только сможет собрать премьер-министр. Если в ближайшие недели Ципрас выстоит в качестве греческого государственного лидера, то решающим для него будет придерживаться последних обязательств Греции и тем самым восстановить доверие своих коллег по ЕС. Для европейских же лидеров решающим будет сбалансировать твёрдые красные линии, избежав унизительных жестов (вроде «тайм-аута» для членства Греции в еврозоне).
Первоначально статья была опубликована на блоге Атлантического Совета

В категориях: БлогТеги: