Август 14, 2015

«Демилитаризованная зона» Широкино: новый план России по урегулированию конфликта на востоке Украины

AFP/Scanpix
Soldiers of the self-proclaimed Donetsk People's Republic (DNR) speak to a resident in the frontline town of Shyrokyne, some 10 kms east of Mariupol, on March 20, 2015.
Soldiers of the self-proclaimed Donetsk People's Republic (DNR) speak to a resident in the frontline town of Shyrokyne, some 10 kms east of Mariupol, on March 20, 2015.

Россия предлагает превратить украинский форпост Широкино, являющийся ключевым в обороне стратегического портового города Мариуполь на Азовском море, в «демилитаризованную зону» под совместным контролем Украины, России и донецкой «народной республики» («ДНР») под неизбежной эгидой Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ) (см. дополняющую статью).

Контактная группа по Украине – также известная, как Минская группа, т.е. Россия, Украина, ОБСЕ, луганская и донецкая «народные республики» («ДНР», «ЛНР») – недавно обсуждала предложение превратить Широкино, которое является ключевым пунктом в обороне Мариуполя, в «демилитаризованную зону».

После вывода украинских войск из Широкино, они и силы ДНР заняли бы позиции в 2,5 километрах к западу и востоку, соответственно, образовав демилитаризованную зону. Такая зона должна быть передана смешанной наблюдательной группе, состоящей из офицеров России, Украины и «ДНР» под эгидой Объединенного центра по контролю и координации (группы российских и украинских старших офицеров, осуществляющих мониторинг перемирия на месте, и не связанной с Минской группой). Может начаться восстановление разрушенных войной деревень, а перемещенное население сможет вернутся домой. Сотрудники МВД Украины и «МВД» ДНР стали бы совместно патрулировать зону, будучи вооружены только легким огнестрельным оружием (автоматы были бы запрещены). В качестве обязательного условия, в зоне постоянно присутствовала бы Специальная мониторинговая миссия ОБСЕ (СММ, невооруженная гражданская миссия). СММ рассматривает возможность создание в демилитаризованной зоне Широкино двух постов. Миссия также предлагает перед демилитаризацией провести работы по разминированию в Широкино с привлечением солдат Украины и «ДНР» (Украинская правда, 28 июля; Tsenzor.net, УНИАН, 29 июля; Донецкое агентство новостей, 31 июля, 4 августа).

Стремясь видеть Широкино «демилитаризованным», «ДНР» недавно отвела свои войска на восток от населенного пункта и в одностороннем порядке объявила его демилитаризованной зоной (Донецкое агентство новостей, 3, 31 июля). Эти действия, как кажется, призваны усилить внешнее давление на Украину. В рамках последней телефонной конференции лидеров Нормандской четверки, президент Франции Франсуа Олланд сказал, что у президента Украины Петра Порошенко есть время до 3 августа, чтобы принять предложение (Elysee.fr, 24 июля).

Представитель Украины в Минской рабочей группе по вопросам безопасности Евген Марчук (см. EDM, 13 августа) представил ряд возражений технического и военного характера наряду с предварительными условиями для создания «демилитаризованной зоны», на данный момент затормозив этот проект. На встрече Минской группы 4 августа Украина смогла заблокировать предложение. Материалы работы группы хранятся в тайне, но контраргументы кажутся вполне очевидными.

Для Украины отвод войск из ключевого пункта и передача его совместному органу с довольно расплывчатым описанием предполагает высокий уровень уверенности в эффективности минской системы перемирия. Однако, это не так.

Слово «демилитаризация» служит эвфемизмом уходу Украины из своего форпоста. После заключения Минска-1 и Минска-2 перемирие так и не наступило. Войска России/ «ДНР» пытались захватить Широкино после подписания каждого перемирия, таким образом, нарушая их. Идея демилитаризованной зоны возникла поскольку украинские войска сумели удержать позиции. Никакой орган не может гарантировать перемирие и, тем более, принудить к нему. ОБСЕ не имеет права даже осуществлять мониторинг соблюдения перемирия. Поскольку Широкино постоянно находится под огнем снайперов и артиллерии России/ДНР, что недавно привело к ранению наблюдателя СММ, Миссия заявила, что она приостанавливает планирование размещения постоянного представительства в Широкино (Osce.org, 28 июля).

Украинские комментаторы вспоминают, как лидеры Германии и Франции гарантировали (в Нормандской группе), что важнейший транспортный узел Дебальцево окажется после перемирия Минск-2 в безопасности. Тем не менее, российские войска быстро захватили Дебальцево, в то время как Берлин и Париж сохраняли молчание. Таким же образом эвакуированное Широкино может с легкостью отойти войскам России/ «ДНР», что откроет и дорогу на Мариуполь.

Согласно наблюдениям военного аналитика Дмитрия Тымчука, именно Дебальцево, а не Широкино, должно было стать первым кандидатом на демилитаризацию. Российские войска захватили Дебальцево в нарушение перемирия, тогда как украинские военные удерживают Широкино согласно условиям перемирия (Sprotyv.info, информация от 13 августа).

С правовой и политической точек зрения идея того, что МВД Украины и «МВД» ДНР совместно патрулируют демилитаризованную зону, по определению неприемлема для Украины. Она подразумевает, во-первых, отказ от суверенитета в отношении части украинской территории – при согласии Украины с неким многосторонним соглашением в данной связи.

Во-вторых, эта идея подразумевает признание «ДНР» путем разделения с ней юрисдикции в зоне Широкино. Это может создать опасный прецедент, превращения удерживаемых Украиной территорий в «демилитаризованные» зоны под совместным контролем Украины и «ДНР — ЛНР». Обратное едва ли может произойти пока войска России и ее ставленников удерживают инициативу благодаря тактическим наступательным действиям и превосходящей огневой мощи. Они «откусывали» небольшие куски украинской территории после каждого перемирия. Нынешняя разделительная линия проходит значительно глубже по украинской территории, чем предусмотрено соглашениями о прекращении огня, однако ни одна международная организация не высказывалась по данному вопросу. Создание «демилитаризованных» зон за счет украинской территории было бы аналогичным процессом – желательно (с российской точки зрения) еще и с согласия Украины.

В-третьих, предложение создало бы новый тип многоуровневой наблюдательной схемы: двусторонней – Украина/ «ДНР», трехсторонней – Украина/Россия/ «ДНР» при помощи Объединенного центра по контролю и координации и, по видимости, еще одной с международным уровнем в виде ОБСЕ. Предложенная схема является беспрецедентно сложной, но в целом полностью удовлетворяющей российским методам урегулирования конфликтов «в сфере исключительных интересов»: страна изолируется и вовлекается в контролируемые Россией схемы, без возможности обратиться за помощью вовне.

Таким образом, любое совместное патрулирование Украины и «ДНР» может иметь место только, если «ДНР» пойдет навстречу. Российско-украинский Объединенный центр по контролю и координации, действующий исключительно благодаря благосклонности России, согласно предложению, стал бы трехсторонним органом путем включения в него «ДНР». СММ ОБСЕ парализована препятствиями со стороны России и «ДНР — ЛНР». Минская группа ОБСЕ обеспечивает России множественное представительство (Москва, Донецк, Луганск, а также российское вето в самой ОБСЕ), изолируя Украину в данном формате (в точности, как была изолирована Грузия, противопоставленная в поддержанном ОБСЕ формате России, Южной Осетии и Северной Осетии).

Западные державы во всех этих форматах даже не пытаются разрушить изоляцию Украины. Они кажутся безразличными к попыткам России использования ОБСЕ в собственных целях в самых разных конфликтах. Вместе с самой ОБСЕ они помогают России закрепиться на достигнутых рубежах. В последние недели СММ ОБСЕ предваряла и заканчивала свои ежедневные отчеты специальной формулировкой, согласно которой войска России/ «ДНР — ЛНР» препятствуют доступу СММ к подлежащим проверкам объектам и угрожают членам миссии во время исполнениями ими своих обязанностей.